Ольга Мамаева

Революция Гельмана и красных человечков

Революция Гельмана и красных человечков

ОЛЬГА МАМАЕВА оглянулась, чтобы посмотреть, что реально сделал Гельман в Перми

 
19 июня было объявлено о том, что министр культуры Пермского края Игорь Гладнев решил досрочно расторгнуть трудовой договор с директором Пермского музея современного искусства PERMM Маратом Гельманом. Недавно стало известно имя преемницы Гельмана, директором музея назначена Елена Олейникова. Споры о том, завершился ли с уходом Гельмана четырехлетний культурный проект в Перми и каковы его итоги, будут продолжаться еще долго. ОЛЬГА МАМАЕВА тем временем вспомнила важнейшие эпизоды пермской культурной революции.

© bednoe.ru

«Русское бедное» и красные человечки

Пермская культурная революция имени Марата Гельмана началась осенью 2008 года с открытия глобальной выставки современного искусства «Русское бедное», идейным вдохновителем которой стал сенатор от Пермского края, предприниматель и коллекционер Сергей Гордеев. Инициативу поддержал действующий тогда губернатор Олег Чиркунов. «Русское бедное», открывшееся в здании Речного вокзала, который был отремонтирован на личные средства Гордеева, объединило главных российских современных художников — от Юрия Альберта и Дмитрия Гутова до арт-группы Recycle. Большую часть выставки составили работы из личного собрания Марата Гельмана, ее куратора и идеолога. Проект «Русское бедное» был представлен столичным зрителям в рамках III Московской биеннале современного искусства в 2009 году, в 2011 году его показали в Милане. Выставка получила большой резонанс, за два месяца работы ее посетило более пятидесяти тысяч человек, но главное — она положила начало масштабному проекту «Пермь — культурная столица», центром которого стало открытие в том же здании Речного вокзала Музея современного искусства PERMM. В 2009 году он получил статус государственного краевого учреждения, а его директором был назначен Марат Гельман. Он же вместе с Эдуардом Бояковым и Борисом Мильграмом (к тому времени — областным министром культуры) заявил о намерении превратить Пермь в культурную столицу сначала России, а затем и Европы, разработал концепцию нового развития региона. У города впервые появился собственный логотип в виде большой буквы П, разработанный «Студией Артемия Лебедева» и немедленно превращенный в объект насмешек, впрочем, не только среди пермяков. Выставки Музея современного искусства сопровождались бесконечными скандалами и громкими протестами пермской культурной общественности. В сентябре 2010 года на VI Пермском экономическом форуме была официально представлена концепция культурной политики Пермского края, которую вскоре поддержал Владимир Путин (Олег Чиркунов написал тогда в своем «Живом журнале»: «Приятно было услышать: “Хороший проект, будем поддерживать!”»).

«От Гельмана ждали скандала — и Слонов попал под раздачу».

С этого момента в Перми не прекращаются активные культурные процессы: в 2010 году состоялся первый фестиваль кино и театра «Текстура» под руководством Эдуарда Боякова, в 2011-м — фестиваль современного искусства «Белые ночи». Из Новосибирска в Пермь переехал греческий дирижер Теодор Курентзис, возглавивший местный театр оперы и балета и привлекший к работе над новыми постановками своих западных коллег. Кроме того, в городе появились знаменитые красные человечки арт-группы Professors — символ третьей культурной столицы. Правда, в конце 2010 года из-за протестов жителей, недовольных новой культурной политикой, красных человечков из Перми убрали.

Анатолий Осмоловский, художник: «Выставка “Русское бедное” была большой удачей и для художников, и для кураторов, и для зрителей. Стилистически выверенная, концептуальная, она имела некоторый успех в международном контексте, что для российского современного искусства скорее исключение. “Русское бедное”, конечно, не превратилось в бренд, кто бы что ни говорил. Слишком мало времени прошло, чтобы делать такие глобальные выводы. Но этапом по прояснению ситуации в России эта выставка, безусловно, стала. Может быть, это даже важнее».

© bednoe.ru

«Белые ночи в Перми» и аудиторские проверки

В июне 2011 года в городе прошел первый ежегодный фестиваль актуального искусства «Белые ночи в Перми» — своеобразный смотр достижений новых культурных деятелей под началом Марата Гельмана. В рамках фестиваля, который длится без малого месяц, проходят выставки и концерты, театральные постановки, перформансы, аттракционы и народные гулянья. Прототипом «Белых ночей» стал фестиваль «Живая Пермь», организованный в 2009 году при поддержке Олега Чиркунова. Любопытно, что всякий раз «Белые ночи» сопровождаются громкими финансовыми скандалами. Одним из любимых упреков пермяков в адрес Гельмана было и остается непрозрачное расходование выделяемых средств, большую часть которых составляют бюджетные деньги. Например, в 2011 году для оценки финансовой отчетности и целевого использования бюджета фестиваля прошла аудиторская проверка, результаты которой, впрочем, так и не были обнародованы. В следующие годы, по признанию самого Гельмана, возглавляемый им музей — главный драйвер фестиваля — подвергся двум прокурорским и пяти аудиторским проверкам. Кроме того, Музей современного искусства PERMM не перестает быть объектом для критики со стороны жителей Перми. На том же фестивале в 2011 году разгорелся еще один скандал, связанный с изменением сроков ремонта дороги в тех метах, где был разбит фестивальный городок.

© permbezformata.ru

Пермь после Чиркунова

В апреле 2012 года Олег Чиркунов ушел в отставку (де-юре — по собственному желанию, фактически — в результате масштабной зачистки губернаторского корпуса), а его место занял бывший министр регионального развития Виктор Басаргин. Несмотря на все разговоры о том, что после отставки Чиркунова пермский культурный проект будет свернут, новый глава региона поддержал принятую три года назад концепцию по превращению Перми в третью культурную столицу России. В феврале нынешнего года Марат Гельман подписал двухлетний контракт с новой администрацией края и заверил пермскую художественную общественность, что «все продолжается». И действительно, бюджетные деньги на культурные проекты продолжали выделяться. Так, в мае прошлого года представительства Перми были открыты в Берлине и Брюсселе. В Музее современного искусства не без скандалов, но все же открывались новые громкие выставки. В сентябре 2012 года зрителям показали выставку Icons — художественное переосмысление предметов религиозного культа, которая до этого спровоцировала скандал на Кубани, где православные активисты и казаки устроили акцию протеста. В Перми все прошло спокойно, в том числе и потому, что многие представленные работы уже выставлялись в Пермском музее современного искусства, как, например, «Евангельский проект» Дмитрия Врубеля и Виктории Тимофеевой и «Хлеба» Анатолия Осмоловского. Спустя два месяца на площадке музея открылся другой проект Марата Гельмана — выставка Anonymous, исследующая проблему «обезличенного» искусства и очевидным образом перекликающаяся с перформансом панк-группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя.

Елена Баканова, галерист, куратор: «Стратегия, принятая и поддержанная Чиркуновым, правильная и, как показало время, эффективная. Опыт Перми чрезвычайно важен и показателен во всех смыслах. Сейчас все развивается так, как может развиваться в существующей социокультурной ситуации в стране. Так что новость об увольнении Гельмана большого удивления не вызвала. Если так пойдет и дальше, непонятно, как вообще будет развиваться современное искусство в России».

© planetmediagroup.ru

«Белые ночи в Перми — 2013»

В июне 2013 года на фестивале «Белые ночи в Перми» разразился очередной скандал — на этот раз к традиционным обвинениям в нецелевом использовании бюджетных средств и завышенном гонораре для самого Гельмана (аудиторская проверка уже началась) добавилась волна возмущения в адрес работ красноярского художника Василия Слонова на тему сочинской Олимпиады-2014. Его выставка Welcome! Sochi-2014, иронически обыгрывающая олимпийские символы России, вызвала гневную критику депутата Госдумы Григория Куранова и сенатора Андрея Климова, которые назвали ее «пренебрежительным, уничижительным отношением к успеху нашей страны» и «русофобскими демонстрациями». Председатель правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов и региональный министр культуры Игорь Гладнев поддержали парламентариев, сказав, что подобные работы «недостойны быть в Пермском крае». В результате провокационные плакаты были вывезены из музея. Василия Слонова поддержали пять израильских художниц из группы «Новый Барбизон», их выставка также была закрыта. Та же участь постигла выставку Сергея Каменного «Российское барокко», изображавшую в барочном стиле сюжеты московских уличных протестов. Впрочем, все три выставки вновь открылись на разных площадках Перми спустя несколько дней. Сам Гельман в интервью COLTA.RU объяснил происходящее попыткой «наезда» на губернатора Пермского края Виктора Басаргина и заверил, что искусство в сложившейся ситуации никого не интересует — за всеми скандалами стоят сугубо политические интересы.

© Культурный альянс

Арсений Штейнер, искусствовед, арт-критик: «Гельману за эти четыре года удалось практически невозможное — полностью поднять разрушенный Речной вокзал и сделать в нем музей, мощный выставочный центр. Другое дело, насколько этот музей оказался пермским. Пермь при советской власти долгое время была закрытым городом, и менталитет пермяков, включая молодежь, остался таким же закрытым. Я знаю не одного пермского художника, никогда не вступавшего ни в какие отношения с PERMM. Некоторые из них за эти четыре года уехали из Перми. Мне кажется, что работе с местным контекстом, с местным населением можно было уделять больше внимания. Сейчас директором музея стала Елена Олейникова, которая много лет вместе с Михаилом Сурковым держала галерею Green Art. Она прекрасный организатор, и я надеюсь, что Пермский музей сможет стать культурным центром регионального значения. Это нормальная ситуация: когда кризис-менеджер закончил работу, его заменяют местные кадры. Что касается фестиваля “Белые ночи в Перми”, то это скорее ярмарочная история. Доля современного искусства там совершенно незначительна. Людей, которые туда приходили, гораздо больше интересовали пенопластовые динозавры и прочие чучела, чем инсталляции Полисского и Бродского, которые на этом фоне обидно терялись. Злосчастная выставка Слонова — полностью ярмарочного формата. Его плакаты — не “демотиваторы”, а традиционный русский лубок, обычное ярмарочное развлечение. Обвинять Слонова в “русофобии” за то, что он работает в национальной смеховой культуре, нелепо и карикатурно. Но, увы, он сам поставил себя в виктимное положение: эти лубочные картинки оказались не в том месте и не в то время. К несчастью, от Гельмана ждали скандала — и Слонов попал под раздачу».

Следующий материал Например, о саперах
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё