Алена Сойко
6 ноября 2012 Кино Комментарии ()

Джулия Локтев: «На самое важное языка не хватает»

Джулия Локтев: «На самое важное языка не хватает»

Режиссер «Самой одинокой планеты» о трагедии дискоммуникации, бессилии слов и ненадежности человеческой натуры

8 ноября в российский прокат выходит «Самая одинокая планета» — печальный горный фильм про жениха и невесту, переживающих несколько крайне неприятных моментов в турпоходе по Кавказу. Его играет Гаэль Гарсиа Берналь, ее — звезда израильского театра Хани Фюрстенберг. Важную роль в картине играют и грузинские пейзажи, которые часто затмевают своим величием актеров, грустно бредущих по козьим тропам и альпийским лугам.

 
— Джулия, давайте начнем с главного эпизода в вашем фильме…

— …который мы не будем описывать. У нас еще прокат в ноябре (смеется).

— Да, интригу сохраняем. Ваши герои мирно путешествуют по Грузии, потом происходит то, что способно изменить их отношения, некий экзистенциальный, назовем его так, эпизод. Финал у картины открытый. Как вы видите эту ситуацию — это начало конца или следующая ступень отношений между героями: они понимают, каким может оказаться близкий человек, и готовы это принять?

— Знаете, это очень хороший вопрос. Давайте его и оставим как вопрос, потому что в этом и загадка. Мы действительно не видим, чем заканчивается моя история. И тут принципиально то, как каждый из нас ответит себе на этот вопрос. У меня нет ответа. Но вообще я совсем не уверена, что у них разрываются отношения в конце. Я вообще-то за любовь.

© Colta.ru

— Но непонятно, победит ли эта любовь. Происходит надлом, героиня в первые моменты реагирует отчуждением, а потом все ее реакции — это игра «принимаю-отторгаю».

— Именно. В конце фильма сами герои не уверены в том, что будет дальше. Для меня это интересно: когда происходит радикальное действие, как время влияет на восприятие этого действия? Суть в том, что ты чувствуешь спустя 15 минут, спустя час, день или две недели. Ты стремишься понять, как именно ты чувствуешь. Об этом вторая часть фильма: как каждый ищет свои чувства и не совсем понимает, что происходит внутри. Как они танцуют жестами друг с другом. А чем закончится этот танец — сложно сказать. Вот вы можете сейчас уверенно и точно сказать, как бы вы вели себя в такой ситуации?

— Что бы я сейчас ни сказала, это ничего не значит, потому что я не знаю наверняка. Я могу только предположить.

— И я не знаю. И я могу только предположить. И это главное, что интересует меня в этой истории. Персонажи (и он, и она) не реагируют в соответствии со своими ожиданиями. То есть, грубо говоря, если бы героя Берналя спросили заранее, способен ли он это сделать, он бы скорее всего сказал: «Да никогда бы я так не поступил!» И люди все так устроены. Я давала интервью журналистке в Америке, и она была очень категорична в своей уверенности: «Мой муж ни за что бы так не сделал!» А я только спросила: «А вот вдруг — и сделал, и тогда что?» Но она уверена, что он так никогда бы не сделал, ее муж уверен в том же. А потом это берет и происходит и абсолютно их дестабилизирует. В контексте истории интересно еще и то, что реакция у людей абсолютно разная. Для некоторых это конец, дальше ничего быть не может. А есть и другая группа, которая с такой же экстремальной категоричностью говорит: «А в чем вообще проблема?» Кстати, а что в последнем эпизоде делают герои?

— Да ничего особенного — разбирают палатку…

— В последнем кадре есть жест, который никто не замечает почему-то. Очень маленький и спрятанный жест, но говорящий. Он не то чтобы отвечает на все вопросы и автоматически снимает их, но все-таки, все-таки. Пусть это будет моя маленькая загадка вам. Ищите, Алена, ищите.

© Другое кино

Кадр из фильма «Самая одинокая планета»

— У вас в фильме есть и третий любопытный персонаж — местный гид, единственный герой, у которого есть прошлое. Он рассказывает трагическую историю из своей жизни. Но он непрофессиональный актер, это его реальная история?

— О, если вы так думаете, то это прекрасный комплимент Бидзине Гуджабидзе. Нет, это не его история. Это правда, что он никогда не играл, в Грузии он самый выдающийся альпинист. Бидзина — совершенно другого типа гид, другого типа человек, нежели его персонаж. Он профессиональный, очень крутой, супертехничный альпинист. Сам он счастливо женат, у него четверо детей, внуки есть. А играет он несчастного, одинокого деревенского гида, мы сняли с него всю аппаратуру, раздели его, побрили ему волосы и бороду, дали старые брюки и кроссовки, вручили лыжную палку и отправили в горы. А история, которую он рассказывает, была прописана в сценарии. Но он в этом семиминутном монологе держится блестяще.

— Игра Гаэля Гарсиа Берналя и Хани Фюрстенберг тоже смотрится как абсолютная импровизация.

— Это говорит только о качестве актерской игры. Вообще я все практически прописываю в сценарии. С этим связаны, например, любопытные моменты, когда я говорила Хани: «Как хорошо ты тут придумала!» А она улыбалась и отвечала, что вообще-то все это есть в сценарии.

— Вы очень интересно используете возможности языка, отказываясь от перевода отдельных диалогов…

— То есть вы не собираетесь у меня спрашивать, почему я не перевела грузинские куски в фильме? Прекрасно. У меня просто на каждом фестивале об этом спрашивают, мне это, честно говоря, так надоело. Да, для меня это принципиальное решение. В те моменты моя пара совершенно не понимает, о чем говорят вокруг них. Это самое распространенное ощущение в путешествии. И я хотела, чтобы во время просмотра вы чувствовали то же, что чувствуют герои. Они не понимают, what's going on, и вы не понимаете. Абсолютная вовлеченность.

© Другое кино

Кадр из фильма «Самая одинокая планета»

— И еще вопрос о языке. С одной стороны, у вас там очевидное утверждение ненужности языка как такового, с другой стороны, замалчивание чего-то важного ведет к конфликту в отношениях.

— Да, они часто говорят не о том, о чем нужно говорить, а о мелочах: спрягают испанские глаголы, обмениваются матерщиной на английском и грузинском языках — начало стандартного лингвистического образования. Язык играет роль, и он важен, но проблема в том, что на самое важное языка-то как раз и не хватает. То есть о многом они не могут говорить, потому что для этого просто нет слов. Что вообще он мог сказать ей? Прости меня? Извини меня? Perdóname por favor? Прости, я пролил на тебя чай — о'кей, тут уместно это, в остальном — банально и ненужно. Непознаваемость себя и других через слова. Вся надежда на танец жестов, о котором я уже говорила.

— Чем продиктована такая всеядность вашей камеры, ее готовность занимать чуть ли не противоположные позиции — от субъективной, когда мы прямо вовлечены в действие, до отстраненно-монументальной, когда вы делаете кадры-картины без натурального звука с фигурками героев, едва заметными на фоне всяких тектонических красот?

А, тем кадрам-картинам, о которых вы говорите, мы даже придумали особенное название — larva-shots. По-русски это «личинка-кадр», так вроде? Мне просто очень хотелось снять историю безумно интимную, но происходящую в огромном пространстве. И чтобы зритель не забывал об этом, у меня и появлялись эти larva-кадры, где герои как эти самые личинки, их сразу сложно заметить и рассмотреть. Ну и плюс, конечно, моя увлеченность грузинской природой и этими невероятными горами. Как это можно было не снять?

— В другой стране вы эту историю совсем не видели?

Фильм, кстати, мог бы быть снят в одной из горных китайских провинций.

© Другое кино

Кадр из фильма «Самая одинокая планета»

«Самую одинокую планету» я могла сделать еще в 2010 году, но тогда у нас не хватало 25% бюджета. Появились, правда, китайские сопродюсеры, которые сказали, что если я перенесу историю в Китай, они тотчас же внесут остаток. Я отправилась в Китай искать объекты, и если бы не волнения в одной из провинций, которую я выбрала, то, может быть, я там бы и сняла свой фильм. Но я рада, что фильм все-таки случился в Грузии — в Китае я везде ее искала. У меня были фотографии, и всякий раз я просила гидов: «Не могли бы вы мне найти, ну, что-то… ну, вот такое!»

— Так самая одинокая планета — где она?

— Враг внутри, Алена, враг внутри! (Смеется.)

Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»  Кадр из фильма «Самая одинокая планета»

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё