Дмитрий Ренанский
21 января 2013 Театр Комментарии ()

Искусство прямого действия

Искусство прямого действия

ДМИТРИЙ РЕНАНСКИЙ раскрывает истинные обстоятельства покушения на худрука балетной труппы Большого театра Сергея Филина

За последние три дня и четыре ночи медийный хайп вокруг «дела Филина» перерос в белый шум, заглушающий важнейшее послание, которое драма на Троицкой улице посылает не столько профессиональному театральному сообществу, сколько обществу в целом. Для того чтобы появилась четкая и более-менее объективная картина происшедшего, всем комментаторам «дела Филина» стоило бы перво-наперво дать обет молчания — что к тому же избавило бы их от незавидной необходимости выставлять себя на посмешище. О, сколь богатый ассортимент человеческих типов и характеров, достойный пера разве что Евгении Пищиковой, представился нашему взору: от стареющей примы «из бывших», не без восторга ухватившейся за редкую в последнее время возможность вновь погреться под светом телевизионных софитов, — до ближайшего коллеги потерпевшего, позабывшего о презумпции невиновности и вместо выражения естественного, казалось бы, сострадания поспешившего отделаться вороватым «я тут абсолютно ни при чем». Плюс курьеры, курьеры, тридцать пять тысяч одних курьеров, разносящих по всей планете привычный самоупоенный гул: делят сцену или квадратные метры госсобственности? Снова гей-скандал или нет? Война кланов или бытовуха? Да какая, к черту, разница, обнимемся и поздравим друг друга, ведь наконец-то в области балета мы снова впереди планеты всей.

© Colta.ru

Горькая правда, однако же, заключается в том, что в реальности значение «дела Филина» выходит за исключительно узкий контекст внутрицеховых и/или околотеатральных разборок — хотя ни у следствия, ни у так называемой широкой общественности нет, похоже, и тени сомнения в том, что нападение на худрука балетной труппы Большого связано с его профессиональной деятельностью. Покушение на Сергея Филина и впрямь выглядит новым звеном в бесконечной цепи интриг вокруг главной музыкальной сцены страны, целью которых, очевидно, является дестабилизация обстановки в Большом, а мишенью — лично генеральный директор театра Анатолий Иксанов. Два года назад, накануне открытия обновленной исторической сцены ГАБТа, разразился печально известный «порногейт», поставивший крест на карьере и репутации одного из ключевых претендентов на вакантный тогда пост руководителя балетной труппы Геннадия Янина. С тех пор репутационная война против Большого продолжалась фактически без перерывов, меняя разве что вектор от частного к общему: сначала — выброс в сеть компромата, якобы указывающего на финансовые махинации при подготовке концерта-открытия основной сцены, потом — многоактный скандал вокруг ремонта исторического здания.

И вот совсем недавно, в конце прошлого года, — снова переход на личности, на этот раз одновременно из многих разнокалиберных пушек: пока представители творческой интеллигенции ставили свои подписи (часть из которых была, как известно, впоследствии дезавуирована) под трагикомическим письмом президенту РФ с просьбой назначить директором ГАБТа Николая Цискаридзе, старательная Тина Гивиевна Канделаки атаковала Большой одновременно и в собственном блоге, и на страницах «Известий». Нетрудно понять, почему эта тяжелая артиллерия выступила против театра именно минувшей осенью: бронебойные снаряды взорвались аккурат в тот момент, когда Министерство культуры РФ должно было либо продлить контракт с Анатолием Иксановым, либо назвать имя его преемника. Когда в ноябре контракт оказался все-таки продлен до конца 2014 года, все припасенные его противниками козырные карты были уже выброшены, а репутационная война, как ни крути, ни к чему не привела. Пришло время сменить тактику. Проработав некоторое время по инерции, по старинке — взломав почту Сергея Филина и слив то, что могло бы показаться компроматом, на фиктивную страничку в Фейсбуке, — в ночь с 17 на 18 января кто-то, видимо, решил, что от телефонных звонков с угрозами пора переходить к прямому действию. Вооружившись предварительно банкой с серной кислотой.

В «деле Филина», как и в «деле Янина», найдут, вероятнее всего, только исполнителей. А если даже и выйдут на заказчика — так ли уж принципиально, кто именно им окажется? После покушения на Троицкой улице стало предельно ясно, что кромешный ад, творящийся вокруг Большого театра в последние годы, — не причина, а следствие.

Трагедия Большого — в его географическом расположении: театру, обращенному лицом к Кремлю, волей-неволей приходится быть зеркалом отечественной власти. Скандал вокруг Геннадия Янина был как по нотам разыгран по хорошо известным законам политической борьбы — по образу и подобию не столько «дела Ковалева» или «дела Скуратова», сколько памятного «порногейта» с участием деятелей оппозиции и независимых журналистов. За прошедшие с тех пор два года многое в политической жизни страны успело поменяться, и было бы странно, если бы противостоящие нынешнему руководству ГАБТа силы не отреагировали на эти перемены, вооружившись на первый взгляд новым, а на самом деле хорошо забытым старым инструментарием. Переход от тактической борьбы в культурной сфере к политике прямого действия вообще стал знаком времени — чтобы убедиться в этом, достаточно пробежаться по новостной ленте: в Петербурге — битье стекол в музее Набокова и избиение организаторов спектакля «Лолита», в Москве — покушение на жизнь директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского и СМС-угрозы Кириллу Серебренникову.

На своей странице в Фейсбуке премьер-министр Дмитрий Медведев давеча назвал нападение на Сергея Филина не укладывающейся в голове трагедией — хотя она, в сущности, плоть от плоти современной российской действительности, которой известно лишь два способа выяснения отношений: «залепить двушечку» и «отбуцкать за углом». Если не можешь залепить — отбуцкай, а еще лучше сначала отбуцкай, а потом залепи. Отчетливый сигнал, умышленно или невольно посылаемый властью по идеально отлаженной вертикали, улавливается всем диапазоном социокультурных частот — от околотеатральных интриганов и заговорщиков до гопоты из Чертанова и Купчина, так что становится невозможным отличить одних от других. На минувшей неделе только одно событие в жизни страны приблизилось по индексу цитирования к покушению на Сергея Филина — убийство криминального авторитета Аслана Усояна, про которое точнее всего написал Олег Кашин: «Каждый раз, когда кому-то кажется, что девяностые закончились, в Москве убивают Деда Хасана». Первые дни 2013 года определенно войдут в новейшую историю России временем редкостной гармонии культурной жизни и социальной реальности.

Предыдущий материал Прорубь
Следующий материал СМИ будут штрафовать за мат
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё