Денис Бояринов

Dzierzynski Bitz и «новый твист»

Dzierzynski Bitz и «новый твист»

ДЕНИС БОЯРИНОВ восторгается дебютным альбомом никому не известной группы


Дебютный альбом группы Dzierzynski Bitz стал одной из моих любимых русских пластинок 2012-го. Эту группу, числившуюся тогда московской, я помнил по первым фестивалям независимой музыки Avant Fest, но они тогда играли что-то невнятное. Потом группа на несколько лет пропала с радаров и всплыла только летом 2012-го с дебютом «I II III» — пластинкой такого качества, что сразу даже не поверилось. Слушал ее — и удивлялся тому, что слышал:

«I II III» вызывала когнитивный диссонанс, потому что не походит на обычную дебютную пластинку российской инди-группы из 2012-го. По четырем причинам.

1) Музыка оригинальна — в том смысле, что она не соответствует трендам из англоязычной музпрессы. Dzierzynski Bitz не играют постпанк, дрим-поп, шугейз, витч-хаус (напишите свое) и, кажется, этим гордятся.

2) Пластинка удивительно хорошо записана и сведена. Не в домашней студии и в нарочитом лоу-фае.

3) Вокалист поет не на «птичьем английском», а на правильном русском, не подражая Цою, БГ и (или) Илье Лагутенко.

4) Dzierzynski Bitz используют маримбу, терменвокс и клавесин. Когда вы последний раз слышали клавесин в песнях молодых?

© Dzierzynski Bitz

Лидер группы Евгений Дзержинский, представляющийся также Войцехом, шутит, что его коллектив играет «новый твист» — в пику нью-рейву, неофолку, неопсиходелии и другим возникающим в музпрессе «новым стилям», которые являются стилизацией под старые. Dzierzynski Bitz делают вид, что они группа из конца шестидесятых — то ли поляки, то ли словаки. Они одержимы старыми инструментами и старыми подходами к записи звука, как огня боятся цифровой компрессии. Евгений-Войцех не скрывает своих симпатий к советской эстраде, и это тоже нетипично для лидера молодой группы: «Она мне интересна своей самобытностью. Я выделяю больше всего период до конца 1960-х. Главное, что я пытаюсь взять, — мелодические отличия и нестандартные решения — то, что отличает нашу музыку от общемировой. Тогда музыку писали профессиональные композиторы, и можно найти массу всего неожиданного». Но на самом деле ретро Dzierzynski Bitz — это абсолютная фантазия, игра ума. Таких групп в соцлагере не было.

Мне эта попытка взять свое там, где никто не видит свое, больше всего в Dzierzynski Bitz и симпатична. Хочется воскликнуть: «Как здорово, что такая группа — пытающаяся восстановить традицию, которой не было, — наконец-то появилась в Москве!» Но ирония судьбы в том, что Евгению-Войцеху, чтобы закончить дебют, пришлось уехать в Киев. Dzierzynski Bitz теперь украинская группа, и они редко бывают в Москве с концертами.

Будут на этой неделе. Пользуясь поводом, я списался с господином Дзержинским.

— Тяжело ли было переезжать в Киев? Ты планируешь остаться там насовсем?

— Переезд был необходимостью. В той ситуации нужно было что-то кардинально менять. Я не москвич, я вырос в Петропавловске-Камчатском. И если честно, то всегда недолюбливал этот мегаполис. Впрочем, это нормальное состояние жителей Москвы.

Киев, наоборот, всегда нравился. Даже сейчас, когда я знаю его, так сказать, подноготную. Насчет планов — мне по душе куда-то перемещаться, так что дальше видно будет. Смена декораций обычно на пользу.

© Dzierzynski Bitz

— На концертах вы выступаете в таком составе: гитара, бас, клавишные, барабаны плюс труба. В аранжировках песен у вас звучат необычные инструменты — маримба, вибрафон, укулеле и даже терменвокс. Как вы компенсируете их отсутствие на концертах?

— У нас еще периодически появляется гитарист. Тогда я просто пою и стучу в тамбурин. На концертах роль экзотических инструментов берет на себя один клавишник. Когда мы забронзовеем, то, наверное, сможем устроить полноформатный по составу концерт в каком-нибудь Большом концертном зале с бордовыми креслами.

— Что такое Дом звукозаписи Национальной радиокомпании Украины? Как ты туда попал на запись клавесина?

— На Украине много совка по части официальных организаций. Они до сих пор живут строго на дотациях, поэтому там несложно договориться при желании.

Дом звукозаписи — это известное место, на самом деле. Здесь же находится и несколько современных студий. В концертном зале, где мы совсем недавно писали скрипки, что-то делал «Океан Эльзы», например. Там шикарная естественная реверберация. Но я в каком-то смысле рад, что мало кто это понимает.

— Я так понимаю, что ты живешь в Киеве как московский дауншифтер. Получается ли у группы зарабатывать концертами?

— Киев меньше Москвы в три-четыре раза, поэтому формально здесь меньше возможностей по всем направлениям. С другой стороны, здесь больше Европы, чувствуется какая-то легкость в плане некоммерческих инициатив, и люди более приветливые. Хотя в последние годы власть делает все, чтобы страна медленно, но верно деградировала в какую-то большую Албанию.

На своей музыке я не зарабатываю ничего, отношусь к этому как к чистому творчеству. По Украине планируем ближе к лету поездить с концертами.

— Сколько вы провели времени в студии на записи альбома? Каков примерный бюджет записи твоей пластинки, включая проживание в хостелах с клопами? Ты его подсчитывал?

— Альбом писался очень долго. В основном еще московскими музыкантами, потом я дописывал его в Киеве. Ну и в итоге сведение в Лондоне, причем только со второй попытки. Сумму, которая ушла, посчитать довольно сложно. На первом этапе я тратил большую часть своей зарплаты офисного работника, остаток мне неожиданно помогли собрать родители.

— Почему ты так хорошо сделанный альбом предпочел выложить на bandcamp.com и не связался с каким-нибудь лейблом?

— Через пару недель после выпуска я приехал в Москву и разнес диск по всем редакциям, которые знал. Первая рецензия появилась через месяц и от дружеских источников. Не могу сказать, что мне наплевать на фидбэк, но я уже привык работать во внешней изоляции. Для меня запись материала — это органическая потребность.

— Какие русские-московские музыканты (из нынешних) тебе нравятся? Следишь ли ты за тем, что делают твои друзья по музтусовке?

— С друзьями общаюсь, я довольно часто езжу в Москву. Никуда от нее не деться. По мне, единственный настоящий самобытный музыкант из широко рекламируемых — это Mujuice. По традиции люблю «Аукцыон». К этому нужно стремиться.


Dzierzynski Bitz выступают 22 марта в московском клубе China Town Cafe, а 23 марта — в питерском клубе Banka.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё