Сергей Попов, Сергей Гуськов

НХМУ: хроника сопротивления

НХМУ: хроника сопротивления

Является ли музей event-агентством, а его коллектив — проблемой? Сотрудники Нацмузея Украины оспорили навязанную им логику

Российский обыватель зачастую реагирует на происходящее в соседней стране — Украине свысока и не скрывая иронии, однако именно эта погруженная в политический хаос последних лет страна может служить примером того, как действуют жители государства, если хотят быть не просто населением, но гражданами. Борьба за Национальный художественный музей Украины (НХМУ) говорит сама за себя. Важно понимать, что речь идет лишь об одном из этапов борьбы за музей и, с учетом последних новостей, может понадобиться новый раунд.

© Анна Звягинцева

Акция протеста в НХМУ, 17 октября 2012

Чтобы представить в общих чертах ситуацию вокруг скандального дела с Национальным художественным музеем Украины, необходимо обратить внимание на ряд событий, которые произошли в январе 2012 года. В течение одной недели Министерством культуры был уволен ряд руководителей наиболее известных музеев и заповедников Украины. Такую кадровую чистку в музейной сфере можно назвать самой масштабной со времен 1917 года.

Михаил Кулиняк, министр культуры Украины (2010—2012): «Быть директором — не привилегия и не подарок за заслуги, а тяжелая работа. Уволенные директора получат новую работу. Они останутся работать на пользу музеям. Но не директорами».

В пятницу, 20 января, Марину Громову отстранили от руководства Национальным Киево-Печерским историко-культурным заповедником, а уже в понедельник на ее место назначили бывшего заместителя министра культуры Викторию Лисничую. В этот же день была отправлена в отставку Неля Куковальская, глава Национального заповедника «София Киевская». В среду сняли генерального директора Национального музея Тараса Шевченко Наталию Клименко. Наконец, 27 января с поста директора Музея народной архитектуры и быта «Пирогово» был смещен Павел Федака. Сразу же появились слухи о скорой отставке Анатолия Мельника, возглавлявшего Национальный художественный музей Украины, однако уволят его только в апреле, но с большой помпой и громким скандалом.

Одновременная смена руководителей ведущих учреждений в музейной сфере за такой короткий срок и без обсуждений с музейными коллективами указывает на то, что решение об увольнениях было спланировано и принято заранее в закрытом режиме. Официальных комментариев, в которых бы объяснялись эти действия, со стороны министерства на тот момент не прозвучало. Конкретные мотивы неизвестны, но то, что они имеются и вписываются в определенную концепцию, — очевидный факт.

Мотивы можно реконструировать, если принять во внимание попытки частной канадской компании Tamoikins Museum реализовать на Украине концепцию включения музейных собраний в финансовый оборот государства и превращения их в ликвидные активы для залога, продажи, обмена и других выгодных экономических операций. После того как благодаря масс-медиа и музейному сообществу эта системная угроза национальному историко-культурному наследию была предана огласке, Михаил Кулиняк заявил, что «монетизации музеев» не произойдет, но последствия реформы руководящих кадров продолжали волновать не только профессиональное сообщество, но и самую широкую аудиторию.

Предлогом для увольнений в большинстве случаев становились несоответствие требованиям министерства, ненадлежащее состояние музейных помещений, низкая посещаемость и, как следствие, невыполненный план финансовых поступлений. Под видом административной реформы были назначены подходящие для реализации планов министерства персоны, которые к тому же проявили свой «профессионализм» в форме публичного скандала.

Михаил Кулиняк: «Мы сейчас разрабатываем стратегию модернизации музейного дела. Ведь перед руководством современного музея стоят задачи гораздо шире, чем просто сохранение и передача знаний. Сегодня компетенция такого руководителя значительно расширяется и касается таких вопросов, как стратегия развития, финансирование, логистика, управление, планирование, презентация музея в стране и за рубежом. То есть сама модернизация заключается в переходе от архаической организации работы современного музея к рациональной. Поэтому все руководители музеев должны решить, смогут они приспособиться к сегодняшним изменениям и требованиям или нет. Мы не проводим никаких революций музеям нужны менеджеры».

Для НХМУ такой «министерской» персоной в роли исполняющего обязанности генерального директора и, возможно, будущего гендиректора выступила Татьяна Миронова, основатель Mironova Gallery, частный коллекционер, советник министра культуры. Такой выбор министерства не был принят профессиональным коллективом музея и художественной общественностью. Причин для недовольства фигурой Мироновой более чем достаточно: это и статус галеристки, который включает и подразумевает частный интерес и заточенность на коммерческую стратегию, и недостаток знаний в сфере музейного дела, и элементарное отсутствие профессионального стажа в данной области деятельности. К тому же выдвижение подобных кандидатур противоречит этическому кодексу международного объединения музеев и профессиональных музейных сотрудников ICOM, членом которого является НХМУ.

© Анна Звягинцева

Акция-встреча «на ступенях» Министерства культуры Украины, 12 октября 2012

Данному событию суждено было стать резонансным. Пристальное освещение происходящего в профильных и общеинформационных СМИ («Музеи Украины», «Историческая правда», «Левый берег» и другие), анализ и обсуждение сложившейся ситуации на ресурсах, посвященных современному искусству (KORYDOR, ART UKRAINE), представителями музейного дела и художественной среды сформировали представление о возможных последствиях такой реформы, если односторонние решения министерства будут проигнорированы.

Татьяна Миронова: «…кроме здания и работ здесь есть люди, коллектив. Я глубоко убеждена, что люди — это еще одно приобретение, еще одно “богатство”, еще одна история. И, конечно, отдельные проблемы».

После назначения на пост и.о. директора Татьяна Миронова не получила поддержки у коллектива музея и художественного сообщества, не смогла сформировать профессиональную команду, а та, которая сложилась, действовала в итоге хаотично и абсурдно. В сложившейся ситуации коллектив музея оказался разрознен и функционировал несогласованно. Несколько сотрудников впоследствии уволилось из-за невозможности вести профессиональную деятельность. В конце июля Николай Скиба, заместитель генерального директора НХМУ по экономическим вопросам, разместил в Фейсбуке публичное заявление, в котором объяснял свое решения уволиться с занимаемого поста. В частности, он ссылается на непропорциональное распределение полномочий и должностных обязанностей между заместителями директора и руководителями структурных подразделений музея, основывающееся на принципе личной лояльности, а не на профессионализме и надлежащем выполнении служебных функций. Ранее из музея уволилась заместитель директора по развитию Мария Задорожная. Оказавшись в затруднительном положении, коллектив встал перед необходимостью предпринять решительные действия, направленные на изменение ситуации.

Светлана Цуркан, сотрудница НХМУ: «Отношение к Мироновой изначально было настороженным, поскольку у нее нет профессионального образования и опыта музейной работы. К тому же это назначение продолжило ряд весьма странных кадровых перестановок в ведущих музеях Украины, самой яркой из которых был скандал с бывшей топ-моделью Владой Прокаевой, назначенной на должность замдиректора в Киево-Печерском заповеднике. На мой взгляд, у Мироновой был шанс завоевать расположение коллектива и общественности, но она им не воспользовалась. Вместо того чтобы сотрудничать с командой, готовой работать над преобразованием музея (а ей предлагали), она предпочла увидеть в ее членах личных врагов. На самом деле с большинством сотрудников она не общалась вообще, даже из кабинета практически не выходила. Всеми делами заведовал ее помощник, бывший депутат и профсоюзный лидер Сергей Авдошин — что тоже вызывало немалое недоумение. Хотя ни коллектив, ни культурная общественность не воспринимали Миронову в качестве главы НХМУ, почти полгода мы практически не предпринимали каких-либо действий: ведь был назначен конкурс на должность директора. Сначала он должен был пройти в мае, потом в июне, потом его перенесли на сентябрь, а потом стали ходить слухи о том, что до выборов никакого конкурса не будет. Тем временем муж Мироновой, кандидат в депутаты, начал использовать музей в качестве площадки для предвыборной кампании, и ситуация стала постепенно накаляться».

В начале июля была опубликована петиция с требованием сделать прозрачным процесс принятия решения о назначении генерального директора НХМУ и провести открытый конкурс на замещение должности, которую временно занимала Миронова. Одновременно с этим четыре кандидата подали в министерство свои программы по развитию музея: арт-критик Екатерина Стукалова, главный хранитель НХМУ Юлия Литвинец, галерист Людмила Березницкая и собственно Татьяна Миронова.

Однако ключевые события произошли осенью. Созданная еще в начале апреля при Министерстве культуры комиссия по отбору кандидатов на должность генерального директора НХМУ, заседание которой долго откладывалось, должна была определиться 12 октября с выбором, но в ходе голосования так и не смогла прийти к единому мнению, и решение не было принято. Вопрос был передан для рассмотрения в Музейный совет, который был создан в конце мая как консультативный орган при министерстве для решения вопросов, связанных с реализацией национальной музейной политики. В тот же день у здания Минкульта была проведена акция-встреча «На ступенях», организованная «Инициативой самозащиты трудящихся искусства», которая ранее организовывала подобные встречи «На ступенях НХМУ», где обсуждалась ситуация в музее.

© Анна Звягинцева

Акция протеста в НХМУ, 17 октября 2012

В образовавшейся паузе 16 октября в персональном блоге Татьяны Мироновой появилось публичное заявление, в котором она безосновательно обвиняла коллектив музея в некомпетентности, воровстве и деструктивной деятельности. Сотрудники музея молниеносно отреагировали открытым письмом на имя министра культуры с требованием уволить Миронову и ускорить процесс определения Музейным советом нового директора. Была проведена акция протеста на рабочих местах, которую поддержала новой петицией художественная общественность.

Светлана Цуркан: «Переход к протестам произошел стремительно. 16 октября Миронова в своем блоге обвинила музейных сотрудников во всех грехах (в том числе краже работ из фондов), а себя представила в качестве единственной возможной спасительницы музея. Игнорировать это было невозможно, и на следующий же день хранители коллекций составили обращение в министерство, которое подписали большинство сотрудников. Хочу подчеркнуть, что, хотя в НХМУ работают очень разные люди, с разными взглядами и позициями, в этот момент против Мироновой выступили практически все. Одного лишь обращения в министерство показалось мало, кто-то подумал про повязки с надписью “протестую”, кто-то предложил повесить плакат в вестибюле — и уже через час к нам приехали журналисты. Еще раньше художники и культурная общественность создали инициативу “На ступенях НХМУ” и поддержали нас с первого же дня протестов. Музей продолжал работу в обычном режиме, ничего радикального не происходило: активисты собирались в вестибюле, экскурсоводы водили экскурсии с повязками “протестую”, все мы много общались с журналистами. Была готовность и к радикальным действиям (всерьез обсуждалась возможная голодовка в случае назначения Мироновой), но они не понадобились. Удивительно, но даже такие, казалось бы, чисто символические действия смогли переломить ситуацию — хотя мало кто из нас верил, что это возможно».

7 ноября члены Музейного совета снова собрались в Минкульте, чтобы обсудить назначение нового генерального директора НХМУ. В это же время под стенами здания проходил пикет против назначения Мироновой. По окончании заседания члены совета рекомендовали Михаилу Кулиняку выбрать на пост директора профессионала из числа сотрудников музея; кандидатами стали Марина Скирда, заместитель генерального директора по научно-просветительской работе, и Мария Задорожная, экс-заместитель директора по развитию. Кандидатура Татьяны Мироновой уже даже не бралась в расчет. Полученные рекомендации министр рассмотрел в течение недели и назначил на пост генерального директора НХМУ Марию Задорожную.

Светлана Цуркан: «Конфликт разрешился назначением Задорожной. Сейчас музей вернулся к нормальному рабочему процессу, есть много планов по реформированию (в котором НХМУ действительно нуждается). Не могу сказать, что в коллективе есть единогласие по всем вопросам, но точно есть желание работать в команде и строить что-то новое. Конечно, есть и опасения, связанные в первую очередь с возможными действиями власти — ведь на данный момент неизвестно, кто будет следующим министром культуры и какой будет его политика по отношению к музею. Но мы очень надеемся, что палки в колеса нам ставить не будут».

Борьба за Национальный художественный музей Украины вызвала широкий резонанс, так как была сделана агрессивная попытка поставить во главе музейного процесса коммерческие стратегии, в рамках которых важна итоговая прибыль, а не профессиональная сторона дела, с ней просто не считаются. С точки зрения административно-бюрократического мышления это удобно и выгодно — с плеч долой, с баланса вон! Противостояние вокруг НХМУ важно не по причине скандальных перипетий аппаратной борьбы и разнообразных акций протеста, но прежде всего благодаря рождению гражданского мышления, основанием которому послужили профессиональный долг и ответственность. Осознание сотрудниками музея того, что нельзя спускать на тормозах рейдерские назначения, последствия которых могут кардинально изменить вектор развития всей сферы, а также солидарность и поддержка со стороны художественного сообщества суть признаки целостного понимания процессов, протекающих в искусстве. Превращение музея в event-агентство, приносящее солидный доход, было приостановлено волей сравнительно небольшого числа людей. Активная гражданская позиция, которую заняли сотрудники музея и художественная общественность, позволила добиться профессионального контроля в сфере культуры и отстоять стратегию развития, независимую от административного мышления и частного интереса.

Сергей Гуськов. НХМУ: свидетельства

Предыдущий материал «Нацбест» открыл сезон
Следующий материал Найдены сотни гравюр Блейка
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё