Анастасия Старынина

Духовностью по культуре

Духовностью по культуре

АНАСТАСИЯ СТАРЫНИНА о том, как РПЦ выселяет Нижегородскую консерваторию

Очередной скандал, связанный с РПЦ, — вокруг Нижегородской консерватории, которую местная митрополия решила выселить из занимаемого ею здания в центре города, на улице Пискунова. Сюжет этот в первую очередь поражает невероятной своей бесхозяйственностью — во имя улучшения духовного здоровья нации разрушается система, имеющая самое непосредственное отношение к этому здоровью, хорошо налаженная, с уникальной инфраструктурой, в которую входят концертный зал и встроенный в него большой концертный орган немецкой фирмы Schuke. Его, получается, теперь просто надо выбросить на помойку. АНАСТАСИЯ СТАРЫНИНА не скрывает своих эмоций. 


У каждого из нас имеется уголок детства. Сквер, где мама раскачивала нас на качелях, или улица, по которой мы впервые самостоятельно бежали за хлебом, а может, бабушкина квартира, с порога встречающая запахами грибного супа и пирогов с капустой. Но время берет свое: исчезают качели, скверы вырубаются, улочки застраиваются недонебоскребами, а в бабушкиной квартире поселяются чужие люди.

© Colta.ru

Мне повезло. В моем уголке детства с годами ничего не изменилось. Стоит вынырнуть из-под сени лип, как тебя приветствует несущееся из окон многоголосие: распеваются вокалисты, откашливаются духовые, заливается скрипка, играют в салки рояли, разгоняются ударники. Все точно так же, как без малого четыре десятка лет назад, когда я впервые попала в Нижегородскую — тогда еще Горьковскую — консерваторию. Я по сей день помню чинную прохладу Большого зала, стройность органа; помню благоговение, которое испытала при взгляде на людей, способных создавать музыку из точек на разлинованной бумаге.

Консерватория в Горьком была основана после войны, в 1946 году, и за шесть с половиной десятков лет существования выпустила из своих стен более семи тысяч музыкантов. Многие выпускники сделали блистательную карьеру. Международное признание подтверждено многочисленными договорами о сотрудничестве с крупными музыкальными вузами мира, а также большим количеством иностранных студентов, которые желают учиться именно в Нижнем Новгороде. Без участия выпускников консерватории сложно представить жизнедеятельность таких нижегородских музыкальных институций, как филармония, оперный театр, губернский оркестр, «Солисты Нижнего Новгорода». С 2008 года консерватория получает грант правительства Российской Федерации, которым вроде как подтверждается статус одного из ведущих вузов страны.

Отдавая в далекие сороковые под консерваторию бывший Архиерейский дом, руководство города едва ли представляло, какой конфликт на этой почве возникнет в будущем. Но статья 6 принятого 30 ноября 2010 года закона 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности» сделала его неизбежным. Теперь Нижегородская епархия претендует на когда-то двухэтажное, а теперь — трехэтажное недавно отремонтированное здание с четырехэтажной пристройкой, которое размещено в самом сердце исторического центра города.

17 октября 2012 года ректор Нижегородской государственной консерватории им. М.И. Глинки Эдуард Борисович Фертельмейстер получил уведомление из канцелярии епархии о том, что пакет документов на передачу здания бывшего Архиерейского дома, расположенного по адресу ул. Пискунова, 40, безвозмездно в собственность Нижегородской епархии уже подан в Территориальное управление ФАУГИ. В самом Росимуществе, правда, уверяют, что никаких документов не получали. Напрямую епархия с консерваторией не связывалась, а учредитель консерватории — Министерство культуры, куда музыканты обратились с просьбой вмешаться в сложившуюся ситуацию, — на момент написания материала тоже хранил молчание.

«Все это не может не вызывать вполне оправданной тревоги, — говорит Эдуард Борисович Фертельмейстер. — Во-первых, хотелось бы обратить внимание на то, что резиденция архиерея не несла чисто религиозного назначения, поскольку выполняла функции на стыке светской и церковной деятельности. Во-вторых, смущает отсутствие каких-либо предварительных переговоров с консерваторией, а ведь такие шаги на пустом месте не предпринимаются. Нас поставили перед фактом, причем сделано это не лично, представителями руководства Нижегородской епархии, а бумагой за подписью сотрудника канцелярии. В-третьих, разговоры о соблюдении прав вуза в случае передачи помещения выглядят, мягко говоря, малодоказуемыми.

Судите сами: деятельность консерватории неразрывно связана с ее нахождением в историко-культурной части города, то есть новое здание должно находиться в самом центре Нижнего Новгорода. Предлагаемые площади должны полностью соответствовать специфике учебного заведения с учетом требований федеральных государственных образовательных стандартов, что в нашем случае предполагает наличие Большого и Малого концертных залов, учебного театра, оперной студии, размещение концертного и малого органов, наличие студий звукозаписи, современных, оборудованных учебных аудиторий. Стоит учитывать и то, что музыкальный вуз имеет специфические акустические потребности и необходимость в звукоизоляции помещений. Только при соблюдении всех этих условий будет соблюден паритет интересов как религиозной организации, так и федерального высшего учебного заведения — светского института образования и культуры. Проблема в том, что в центральной части города другого подходящего здания для консерватории нет. Чтобы иметь право продолжать образовательную деятельность, вузу нужно отвечать множеству параметров: по площадям на количество студентов, библиотечному фонду, по квалификации профессорско-преподавательского состава (профессора, доценты, доктора и кандидаты искусствоведения) и исследовательским работам. Что случится, если консерватория не будет выполнять эти нормативы — скажем, из-за “бездомности” к нам не поедут абитуриенты? Нас закроют, и это будет означать конец музыкальной культуры Нижнего Новгорода и Поволжья.

Но консерватория — это не только стены. Это еще и люди. Сейчас здесь учится и работает тысяча человек — где они окажутся?»

Заряна Александровна Скульская — профессор, заведующая секцией органа и клавесина, заслуженная артистка РФ, лауреат премии Нижнего Новгорода 2007 года — небезосновательно волнуется за судьбу двух органов, один из которых концертный, немецкой фирмы Alexander Schuke: «Органы нельзя просто взять, размонтировать, перевезти и снова смонтировать в другом месте. Каждый инструмент делается под конкретный зал с учетом его размеров и акустических особенностей. Существующий в консерватории концертный орган — не исключение: не только изготовление, но и отладка, монтаж, настройка — все выполнялось фирмой-изготовителем, и заказ нового органа под некое гипотетическое новое помещение встанет в сотни миллионов рублей. Думаю, никто не питает себя иллюзиями, что эти деньги внезапно будут найдены и отданы нам. По поводу строительства нового здания у меня тоже имеются сомнения. Опыт оперного театра, новое здание которому обещано несколько лет назад, тому пример. Уже даже место определено — тем не менее ничего не меняется. Что касается консерватории — куда? Куда нас собираются переселить? В поля за черту города?

Ретивость церкви по поводу возвращения помещения еще можно было бы понять, если бы на месте храма творилось богохульство, но музыка — это промысел Божий, причем еще в VII веке церковь провозгласила орган гласом Господним.

Органная история России уже имеет тридцатилетнюю дыру, связанную с годами советской власти. Сейчас ситуация повторяется, и церковь, что крайне удручает, действует методами революционно-пролетарского государства, последствия которых знакомы ей не понаслышке. Будучи историком органной культуры, я заявляю, что ситуация с реквизицией здания будет означать окончание органной эпохи Нижнего Новгорода. Органы замолкнут. Возможно — навсегда».

Жест РПЦ может привести к обострению антиклерикальных настроений в обществе. Тем не менее закон на стороне Нижегородской митрополии, и все, на что остается надеяться, — это здравый смысл и добрая воля ее руководства. Благо прецедент имеется: в споре с представителями гостиничного бизнеса по поводу участка на улице Большой Покровской удалось найти компромисс, и теперь на намоленных местах бывшей церкви и кладбища возводится гостиница. Новый планетарий тоже не идет ни в какое сравнение со старым, который размещался в Алексиевской церкви Благовещенского монастыря.

Правда, есть и печальный опыт: не дождавшись решения «квартирного вопроса», из здания бывшего Нижегородского епархиального женского духовного училища было выселено государственное учреждение культуры и искусства «Дом офицеров Нижегородского гарнизона». Хотелось бы сделать акцент на том, что «епархиальное» когда-то означало лишь «под эгидой епархии», то есть объектом религиозного назначения здание не являлось. Тем не менее детским кружкам пришлось спешно подыскивать себе новое место, и далеко не всем это удалось. При всем уважении к работникам Дома офицеров, масштаб нынешней ситуации другой, ведь речь идет не об учреждении дополнительного образования, а об одном из ведущих вузов страны. Итог конфликта в любом случае станет знаковым.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё