Ольга Мамаева

Надо ли бойкотировать Премию Кандинского?

Надо ли бойкотировать Премию Кандинского?

Вчера стало известно, что Игорь Мухин и группа Electroboutique отказались от номинации на Премию Кандинского. COLTA.RU спросила художников о мотивах отказа, а их соседей по лонг-листу премии — о том, не собираются ли они последовать за коллегами

 

Антон НИКОЛАЕВ, художник

Я скорее всего откажусь от участия в премии и надеюсь, что коллеги по «Пленэру» последуют моему примеру. В противном случае мое снятие ничего не изменит, кроме того, что я лишусь трибуны, с которой могу свободно высказываться. Для самой Премии Кандинского нынешнее положение дел — важная и очень тревожная веха, потому что впервые возникла ситуация, когда институции напрямую давят на художественное сообщество. Механизм давления понятен: Шалва Бреус, используя свое влияние, сделал так, как ему нужно. Но если бизнес может давить на художников, то и художники могут давить на бизнес. И потом, имеет ли право человек, получивший, будучи замминистра, 100 миллионов долларов на покупку нужного себе бизнеса, выступать в роли арбитра в духовной области? Думаю, ему сперва следовало бы доказать, что это право у него есть. Ситуация с Pussy Riot — очевидный повод бойкотировать премию. Это неприкрытая попытка давления на художественное сообщество. Лонг-лист включает 20 проектов, и акция Pussy Riot в любом случае должна была туда попасть. И хотя Ольга Свиблова от лица жюри заявила, что решение принято не по политическим, а по сугубо художественным соображениям, убежден — это прямой обман и манипулирование.

© Colta.ru


Игорь МУХИН, фотограф

Свой выход из числа номинантов оставлю без комментариев, иначе получу обвинение в «самопиаре». Премия Кандинского сейчас переживает не лучшие времена, это связано в том числе и с ликвидацией раздела «Медиа». Одна из важнейших проблем премии заключается в том, что в одной номинации — «Проект года» — участвуют мастера и молодые художники. Профессор попал в лонг-лист наравне со своими студентами. Что касается непопадания в список финалистов группы Pussy Riot, то, наверное, это и есть жизнь, когда существуют разные взгляды на одну и ту же волнующую всех тему. При этом все мы понимаем, что наблюдали действительный «проект года».

 
Юрий ШАБЕЛЬНИКОВ, художник

Я с самого начала заявил и сейчас это подтверждаю, что сама номинация на художественную премию анонимной панк-группы Pussy Riot и их акции в ХХС является сугубо политическим жестом, как и сама эта акция. И, таким образом, вся премия и тем более другие авторы, которые уже были номинированы, оказались в заложниках такой ситуации. Более того, сама премия кардинально меняет свой формат после этого жеста и переходит из художественного и такого специфического его вида, как современное искусство, в статус политической площадки в разделе протестных акций около Хамовнического суда. Следовательно, любые обсуждения по этому поводу могут касаться только данного аспекта и личного отношения к этому процессу того или иного номинанта. О других проектах и о художественных качествах в этом свете говорить просто не имеет смысла. Исходя из вышеизложенного, я изначально имел намерение снять свой проект с премии, учитывая колоссальный политический резонанс этого процесса и не видя для себя никакого смысла участия в этом конкурсе по мотивам сугубо художественного свойства. Меня прежде всего интересовала сама выставка и возможность показать свой проект. Соседство же в экспозиции ролика Pussy Riot и своих работ я для себя вижу как невозможное и ненужное. Когда после процедуры голосования экспертного совета выяснилось, что акция и ролик Pussy Riot не вошли в лонг-лист, а с этой процедуры, по сути, и начала работу сама премия, мне стало очевидно, что мои опасения о соседстве на выставке не подтвердились. Посему я остаюсь. Вместе с тем должен заявить, что мое отношение к уголовному преследованию трех женщин, находящихся за решеткой, крайне негативно. Процесс над ними считаю позорным и неправовым, кампанию против них, развернутую в официальных СМИ, иначе как омерзительной, подлой и лживой назвать не могу. И прежде всего требую их немедленного освобождения.

 
Дмитрий ЦВЕТКОВ, художник

На Премию Кандинского меня каждый год номинирует кто-то — никакого самовыдвижения нет. В этом году меня выдвинул Московский музей современного искусства. Именно поэтому я не имею никакого отношения ни к самой премии, к политике, которую она проводит. Я всего лишь выступаю в роли обезьянки, ходящей по канату, которую показывают благодарной публике. Я с большим уважением и сочувствием отношусь к девушкам из панк-группы Pussy Riot, но выдвигать их на Премию Кандинского — на мой взгляд, большая ошибка. Их акция не является актом искусства. Если кураторы убеждены в обратном, то следующим шагом нужно номинировать девушек и на другие премии — например, на лучшую музыкальную композицию года, пусть соревнуются с Анной Нетребко и Дмитрием Хворостовским. Или на лучший балет. Выдвижение Pussy Riot несколько девальвировало саму премию, что, конечно, грустно. Что касается моего участия в конкурсе, то я не намерен брать самоотвод по той простой причине, что это не мое собачье дело. Мое дело — сидеть в мастерской по двадцать часов и создавать произведения искусства, которые будет кому потом оценить. Этим я и занимаюсь.

 
Антон ЛИТВИН, художник

На мой взгляд, ничего исключительно сенсационного вокруг Премии Кандинского не происходит. Уважаемое и компетентное жюри сделало свой вполне обоснованный выбор. Два номинанта — Игорь Мухин и Electroboutique — отказались от участия в конкурсе, ничего, по сути, не объяснив. Связано это с отсутствием в лонг-листе группы Pussy Riot или нет — понять сложно. В любом случае я не собираюсь ниоткуда выходить и неизвестно против чего протестовать. И даже если все вдруг в едином порыве решат бойкотировать премию, своего решения не изменю. Не понимаю, почему я должен от чего-то отказываться. История с номинированием Pussy Riot представляется мне предельно простой: номинировать можно кого угодно, если у тебя есть такое право. У Ирины Кулик оно было, и она им справедливо воспользовалась. Однако убежден — если бы на месте Толоконниковой, Алехиной и Самуцевич были три никому не известные активистки, никакого выдвижения бы не было.

 
Андрей ФИЛИППОВ, художник

Для меня было странным решение номинировать Pussy Riot на столь авторитетную премию. Акция в храме Христа Спасителя ничего собой не представляет в художественном плане и к тому же, как правильно заметил писатель Лимонов, перессорила всю страну. А хорошие дела, как известно, не ссорят, а примиряют. Однако мне в контексте истории с Pussy Riot непонятна позиция и аргументация тех, кто решил добровольно выйти из числа номинантов. Их главная ошибка в том, что они не предъявили художественному сообществу и обществу в целом свои претензии, свой манифест, если хотите. Объяснение «по личным обстоятельствам» меня лично не убеждает. У меня таких обстоятельств нет, поэтому я остаюсь в числе номинантов.

Предыдущий материал Веревка от профсоюза
Следующий материал USAID все же задержится в России?
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё