Полина Быховская
17 сентября 2012 Медиа Комментарии ()

Станислав Гридасов: «Новый владелец “Спорт-Экспресса” — не Олег Руднов и не Василий Тузлуков»

Станислав Гридасов: «Новый владелец “Спорт-Экспресса” — не Олег Руднов и не Василий Тузлуков»

24 августа было объявлено о продаже газеты «Спорт-Экспресс». С 1 октября в газете появится новый главный редактор, издание переходит на цветную печать. Главный редактор ИД «Индепендент Cпорт» рассказал COLTA.RU о подробностях сделки и месте «СЭ» в истории постсоветских спортивных медиа


— По данным СМИ, цена газеты «Спорт-Экспресс» за месяц сократилась в несколько раз. Мы можем только предполагать, во сколько в конечном итоге был оценен актив. Какая цена вам кажется справедливой?

— С точки зрения бухгалтерии это одно из самых секретных спортивных медиа в стране. По крайней мере, так мне рассказывали те, кто пытался купить газету в предыдущие годы. Даже они в ходе переговоров не могли получить доступ к полной финансовой отчетности. А о справедливости цены могут говорить, как мне кажется, только те, кто газету продал и кто ее купил. Тем более что ценник, выставленный ранее (кто говорил о 30 млн евро, кто о 50), был нарисован от руки. До лета этого года никто не собирался всерьез продавать «Спорт-Экспресс».

© Colta.ru

— Существует несколько версий того, кто же покупатель газеты. В любом случае, зачем «Спорт-Экспресс» тем, чьи имена назывались публично, — владельцу «Балтийской медиагруппы» Олегу Руднову или Василию Тузлукову, раз издание убыточно?

— Насколько мне известно, сделка еще оформляется. И я не уверен, что официальная версия об убыточности «Спорт-Экспресса» соответствует действительности. Что совершенно точно: новый владелец «Спорт-Экспресса» — не Олег Руднов и не Василий Тузлуков, о котором было объявлено официально. Тузлуков — председатель совета директоров. Это частная покупка частного человека родом из Санкт-Петербурга. Я не знаю его фамилии. И о его мотивах могу только догадываться. Предположим так. Во-первых, «Спорт-Экспресс» — по-прежнему самый сильный бренд на рынке спортивных медиа, хоть и немного пыльный, но при желании можно взять тряпку и протереть. А во-вторых, это типичная «газета влияния». С самого момента создания «Спорт-Экспресс» оставался самым читаемым спортивным медиа в среде крупных чиновников. Он лежит на столе у руководителей спортивных клубов и федераций, губернаторов, членов правительства, топ-менеджеров РЖД, «Газпрома» и так далее. Пока все они плюс владельцы клубов, агенты и другие серьезные игроки на спортивном рынке волнуются за то, что написано про них в «Спорт-Экспрессе», газета стоит заплаченных за нее денег. Махачкалинский «Анжи» начинался не только с покупки Роберто Карлоса и Самюэля Это'О, но и с организации распространения спецвыпусков «СЭ» в Дагестане. Существует газета «СЭ. Северо-Запад», базирующаяся в Петербурге и, как можно предположить, финансируемая не из Москвы. На мой взгляд, экспертные оценки, даваемые сейчас газетой, ничуть не выше, а чаще и ниже, чем у многих других спортивных медиа, но инерция авторитета, заработанного газетой в 90-е годы, еще сильна.

— Как формировался этот авторитет? Кем видела своих читателей постсоветская спортивная пресса?

— 21 год назад было всего лишь лето 1991-го, самый нижний палеолит, как выразились бы в «Афише». По Москве ходят дикие люди, которые думают, что Джон Донн — это такой английский поэт. Дерк Сауэр уже приехал в Россию, но до запуска «Космо» для девочек и «Плейбоя» для мальчиков надо подождать еще несколько лет. «Матадор» — это еще программа Константина Эрнста на ЦТ, а не журнал, где в 1995-м дебютирует Илья Осколков-Ценципер. Леонид Бершидский тогда, как и 20 лет спустя, не знает фамилию «Тимофеевский», а Шура только начинает придумывать в «Коммерсанте» героические задачи для Владимира Яковлева. Мои знакомые баскетболисты счастливы, если им удается уехать из страны, чтобы получить в Венгрии или Швеции контракт в 500 долларов. Трансфер хоккеиста из клуба в клуб стоит 10 пар коньков. Если лезвие лопнет, доигрывать сезон не в чем. Первый постсоветский чемпионат по футболу проходит постапокалиптически: вместо Киева, Тбилиси и Минска приходится играть с Находкой и Камышином. Спортивного телевидения практически нет. В 1992-м случится первая трансляция гонок «Формулы-1» в России. И единственное, чего тогда хотят в «Спорт-Экспрессе», — чтобы читатель оперативно (на следующие сутки) получал информацию о сыгранных по всему миру матчах и турнирах. И он ее получает, что на фоне «Советского спорта» с тематикой про «их нравы» и «физкультуру на заводы», конечно, взрывает рынок.

Я работал тогда в «Спорт-Экспрессе» начинающим корреспондентом и хорошо помню, как от одной заметки в газете часто зависела судьба финансирования команды. Благодарственно упомянуть губернатора или спонсора означало помочь нищенствующему клубу протянуть еще один сезон. Не журналисты «Спорт-Экспресса» гонялись за президентами и владельцами клубов, а они за нами. Это, конечно, сносило крышу. Помню очередное возрождение баскетбольного «Спартака» в Санкт-Петербурге. С вокзала меня везет тихий, скромный клубный водитель — чемпион мира 1974 года, чемпион СССР 1975 года, один из лучших баскетболистов в истории Ленинграда Юрий Павлов. И я — такой важный, король баскетбола и еще студент, небрежно беседую с ним о чем-то. До сих пор ужасно стыдно. Потом закрытый банкет с Александром Розенбаумом. Потом ужин, где покойный ныне Шабтай Калманович, еще не «фон», угощает меня улитками, когда самой доступной едой в редакции была курица гриль из ближайшей палатки.

И машина, встречающая на перроне вокзала, оплаченные счета в гостиницах и ресторанах не считались в газете чем-то нарушающим журналистскую этику. Когда тебе 20 или 23 года, ты работаешь в лучшей газете страны (а никто из нас не сомневался, что мы делаем лучшую газету, творим новую журналистику), а за это тебя еще кормят, поят, иногда даже заискивают — это был такой огонь, что многие на этом и погорели. Кто-то соскочил, конечно. А кто-то ускорился.

— То есть ситуация со «СЭ» и советской спортивной прессой в каком-то смысле повторяла ситуацию с советской прессой и новаторским «Коммерсантом»?

— Можно было бы сказать что-то о двух мирах или двух планетах, но это все неточно. Скорее закрытая, зазаборная система и открытая общая поляна. В одной торжествовал абсолютный победитель — «Спорт-Экспресс» и умирал старый и никому не нужный «Советский спорт». А на другой в это же время, да, рос «Коммерсантъ», журналисты «Сегодня» вытворяли фантастические вещи, Дерк Сауэр создавал новый дивный глянцевый мир, в котором журнал «Матадор» вскоре начнет сопоставлять хоккейную команду «Дизелист» из Пензы с джинсами Diesel и где появится перед кризисом прото-«Афиша» — журнал «Вечерняя Москва». И первые спортивные глянцевые журналы — «СпортКлуб» и «Гала-Спорт», основанные бывшими журналистами «Спорт-Экспресса». С одной стороны, это позволило «Спорт-Экспрессу» сохранить идеологический запал, и для многих начинающих спортивных журналистов это по-прежнему «работа мечты». А с другой, из-за высокого забора плохо видно, что происходит вокруг, тем более что рынок становился все больше и разнообразнее.

— Почему, несмотря на такое впечатляющее начало, «Спорт-Экспресс» стал убыточным изданием?

— Мне кажется, что газета проспала две революции на рынке. Во-первых, напомню, что «Спорт-Экспресс», его идеология, его рамочные подходы сформировались в то время, когда потребитель мог только читать о спортивных событиях, но чаще всего не имел возможности их видеть. А потом поднялась волна телетрансляций, в середине девяностых появились «Футбольный клуб» на НТВ, потом спортивные каналы на «НТВ-Плюс», и теперь «СЭ» должен был научиться писать для тех, кто уже знает результат матча, потому что видел его своими глазами. Символ «Спорт-Экспресса» — петух — был придуман именно потому, что он просыпается и кричит раньше всех, но тогда газета окончательно утратила первенство: телевидение по определению быстрее, больше, мощнее. Кроме того, дико талантливая журналистская команда «НТВ-Плюс» поколенчески и стилистически была куда ближе новому болельщику. Я как раз тогда вышел из стен «Спорт-Экспресса», впервые познакомился с коллегами из «Коммерсанта», «Сегодня», «Матадора», «Домового» и т.д. и строчил в «Вечерней Москве» (журнале) телевизионные заметки о том, как на смену механическому пианино с невеликим набором пьесок пришел большой виртуоз Василий Уткин.

Ну а вторая, конечно, случилась, когда интернет пришел к нам в офисы и квартиры. Примерно в сентябре 1998 года у меня родилась идея профессионального спортивного новостного сайта, и в декабре был запущен Sports.ru — тогда на рынке еще не было ни «Газеты.ру», ни «Ленты.ру», практически ничего аналогичного. «Спорт-Экспресс» подхватил рывок, уже в начале 1999-го он стал доступен в интернете, газетный номер можно было бесплатно скачать в формате pdf, но это, как мне кажется, мало поменяло способы общения с аудиторией. «Спорт-Экспресс» мог стать безусловным лидером рынка, империей, но и 13 лет спустя внутри коллектива, дирекции до последнего рассуждали в категориях «газеты, у которой есть сайт», что для 2012 года очень странно. Сейчас, на мой взгляд, и «Советский спорт», и Sports.ru, и «Чемпионат.com» работают куда интереснее.

© Александр Вильф

Иван Рубин и Владимир Кучмий

Вообще это классическая история про семейный бизнес, когда создатели газеты одновременно были и владельцами издания, и ключевыми менеджерами. В «газетную эпоху», в 90-е, «Спорт-Экспресс» был так популярен, что мог в силовой манере диктовать цены и условия рынку распространения. Это же была чуть ли не самая дорогая — в рознице — ежедневная газета в стране. Если я правильно помню, то все расходы на издание одного номера закладывались в отпускную цену, а деньги, приходящие от рекламы, сразу попадали в чистую прибыль. Эти лихость и удобство, с которыми зарабатывались деньги, видимо, и заставили пропустить момент, когда нужно было менять бизнес-модель, а должность генерального директора вручить наемному менеджеру со стороны. И, наверное, следовало больше инвестировать в главный актив «Спорт-Экспресса» — его творческий коллектив.

— Расскажите о взаимоотношениях «Спорт-Экспресса» и «Советского спорта». Ведь в свое время «Спорт-Экспресс» создавали журналисты «Советского спорта».

— История этих отношений слишком длинна и богата, чтоб уложить ее в абзац. «Спорт-Экспресс» — это «серьезное издание». В манере «Советского спорта» сильна традиция «Комсомолки» с ее «пой, пляши, развлекай читателя». Но это, безусловно, жесткие конкуренты на рынке. После того как «ПрофМедиа» вытащил газету из комы, были годы, когда «Советский спорт» опережал по данным «Гэллапа» «СЭ». Сейчас снова «Спорт-Экспресс» немного впереди. Это если забыть, что все бумажные негазетные проекты «Спорт-Экспресса» закрылись за убыточностью («СЭ-Журнал», «СЭ-Воскресенье», «СЭ-Футбол»), а аудитория одного номера еженедельника «Советский спорт — Футбол» переваливает за миллион — по данным того же «Гэллапа». Еще я бы добавил, что, на мой читательский вкус, в «СЭ» заметно больше журналистов, к которым можно применить эпитет «отличный», а в «Советском спорте» выше средний уровень журналистики.

— Меняет ли эта продажа каким-то образом расклад на рынке спортивной прессы?

— Меняет сам факт покупки. Теперь у газеты появился владелец, верящий в светлое будущее проекта и способный в это будущее инвестировать. Потихоньку соберется новый менеджмент. Вместо странной равноапостольной конструкции из двух первых заместителей главного редактора — бога (который умер три с половиной года назад) появился просто главный редактор. Ну то есть нормальная рабочая схема вместо богов, семьи, детей, пасынков и проклятых прометеев.

— Как вы прокомментируете назначение нового главного редактора «СЭ»?

— Я не лезу со своей брюквой в чужой огород. Один из журналистов «СЭ» так отреагировал в Фейсбуке на назначение Константина Клещева: «В ближайшее время у “СЭ” появится главный редактор, которого не было с момента ухода из жизни Владимира Михайловича Кучмия. Для газеты и всех медиа под брендом “СЭ” наступает новая эра. Думаю, Владимир Михайлович одобрил бы этот выбор. Константин Петрович, мы вас ждем! Вы справитесь, потому что иначе у вас быть просто не может. Вся ваша жизнь, вся ваша карьера вела вас именно сюда. Вы, возможно, будете спорить, но это — ваша судьба, стать первым после спорт-экспрессовского бога, легенды, творца отдельной философии. Возьму на себя смелость и скажу это: сбылась ведь и ваша мечта…» «Богом редакции» называл Кучмия в своем нашумевшем интервью и Рабинер (Игорь Рабинер — бывший обозреватель «СЭ». — Ред.). Я помню и люблю Владимира Михайловича большим и живым человеком, ну да, гневен бывал, иногда по нескольку дней надо было скрываться в редакционных ущельях от его молний, и поговорить с ним можно было — про самое важное. Я хорошо понимаю коллег: стоишь как перед большим камнем, налево — «эпоха», направо — «легенда», а если по центру — то сразу «бог», но мне почему-то сильнее всего запомнились не его слова, жесты или интонации, а, знаете, как тихие фотокарточки перебираешь в альбоме. Взгляд торжествующий, победный и одновременно шкодливый. Или — усталый, отрешенный, в друзьях только сигарета. И до сих пор помню, как он на меня посмотрел на собеседовании, когда я сказал, что мне скучен Хемингуэй. Хех, с жалостью такой: несмышленыш.

— Игорь Рабинер, кстати, по его словам, был уволен после текста об истории «Спорт-Экспресса», в котором он похвалил Кучмия, но не упомянул гендиректора «СЭ» Ивана Рубина.

— Конечно, этот текст добавил бензину к основному конфликту, тлевшему уже несколько лет, но его причина была вовсе не в славолюбии генерального директора. Самый банальный трудовой конфликт. Руководство издания желало, чтобы популярный и самый высокооплачиваемый журналист свои лучшие силы оставлял на работе, а журналист последние годы был увлечен написанием книг, видя в газете комфортную (по времени и деньгам) подушку. Стороны не смогли восстановить баланс интересов — и расстались. Все остальное — пиар-сопровождение.

— Как соотносятся сейчас старые и новые спортивные медиа, газеты и сайты?

— «Традиционные медиа», такие, как «Спорт-Экспресс» и «Советский спорт», тратящие огромные деньги на создание контента, бумагу, дистрибуцию, находятся в очень плохом, все ухудшающемся соседстве с бодрыми интернет-сайтами. Это прямо сверхбанальность, но, во-первых, агрегировать чужие новости стоит много дешевле, чем командировать на чемпионат Европы по футболу бригаду из 10 человек, а потом еще в Лондон на Олимпиаду — 15. А во-вторых, зачем мне покупать бумажную версию «Спорт-Экспресса» (а на нее была ухлопана куча денег) — встал, умылся-оделся, вышел на улицу, нашел киоск, открыл кошелек, — когда вместо этих шести глаголов я могу использовать один, ну хорошо, два: включил компьютер, зашел на сайт. А на сайте «Спорт-Экспресса» с раннего утра лежит весь газетный номер в pdf. Бесплатно. Это если я хочу прочитать весь номер, а я давно уже ни одну газету не читаю «номерами», как, наверное, и большинство пользователей. Читают статьи, новости, авторов, а если Елена Вайцеховская или Евгений Дзичковский написали новую отличную статью, то я об этом скорее и проще узнаю из Фейсбука, чем на главной странице сайта «Спорт-Экспресса». И если журналист «СЭ» первым вытащил на ленту новостную сенсацию, то опять-таки ловкие руки агрегаторов соберут у себя в общей ленте все главные новости дня — свои ли, подхваченные ли в «традиционных медиа» или вытащенные из твиттера спортсмена.

Лично для меня как для обычного болельщика, простого читателя, главным поставщиком спортивной информации является интернет, а не «старые медиа», «новые» или «социальные». Приведу пример. За выборами нового президента РФС я следил одновременно по трем онлайнам. По твиттеру одного из участников конференции (о его онлайне при этом я узнал из Фейсбука), его сообщения были живыми, предвзятыми и самыми оперативными. По текстовой трансляции на Sports.ru, она была не самая быстрая, но обстоятельная и нейтральная. И на сайте «Советского спорта», где третьим дополнением заливали видеосюжеты с выборов.

Остается еще журналистика четвертого шага, когда после того, как ты узнал, что произошло, где и как, хочется разобраться — почему. Собрать для читателя из всех этих твитов, новостей, сюжетов, кратких комментариев, комментариев к комментариям цельную картинку события. «Всех нас безвольно несет поток дурного сознания. Все мы окружены ненужными сведениями, бессмысленными фактами, посторонними подробностями. И это трагично, ибо, как сказал Ницше, “лишнее — враг необходимого”», писал в 1997 году Александр Генис, еще ничего не зная про Яндекс и Фейсбук. Если это лихорадочное «где, что, аааааа» востребовано массовым читателем, то ответ на вопрос «почему» нужен избранным, это элитные войска, отборные. Похвастаюсь. Летом меня спрашивает приятель: когда у вас выйдут репортажи с Олимпиады? Я говорю: номер будет в конце августа. А он: скорей бы, хочется прочитать наконец-то что-то достойное про Игры.

— Где в этой картине вы локализуете ваш ИД «Индепендент Спорт» и выпускаемый им журнал «PROспорт»?

— Нет ничего глупее, чем конкурировать с быстротекущими медиа, мы стоим особняком, если хотите — построили дорогой, красивый, приметный издали особняк. После выхода из структуры «Индепендент Медиа» мы долго оставались «издательским домом одного журнала» и очень грустили по этому поводу. В таких условиях было практически невозможно сделать бизнес прибыльным. По традиции мы и сейчас называемся ИД, но вышли за рамки производства и доставки слов и картинок. Мы и в прежние времена рассматривали журнал «PROспорт» как цивилизаторский, не стесняясь объяснять, «что такое хорошо, а что такое плохо», и когда в парке Горького начались всем известные изменения, первыми предложили идею спортивно-музыкального фестиваля. Теперь у нас есть свой ежегодный «PROспорт-парк». Этим летом к нам пришло около 50 000 гостей. Это не просто концерт и не просто «пришли — поиграли в волейбол», это такой образ здоровой и радостной жизни, возможность отлично провести воскресный день. А сейчас мы достраиваем большой образовательный проект, что-то вроде академии «PROспорта». У нас второй год проходят заседания «PROспорт»-клуба — это закрытая площадка для топ-менеджеров, работающих в спортивной индустрии, где они могут послушать приглашенного спикера и друг друга. Начало выходить приложение «PROспорт-Бизнес». В ноябре проведем в Москве международную профессиональную «PROспорт»-конференцию, участниками которой станут президенты и ключевые менеджеры клубов из Англии, Германии, Италии, НБА. Глядя на нас со стороны, многие считают — и говорят нам: ну, сразу видно, что в вас вкачали много денег. Да никто ничего не вкачивал. Вообще. Сами придумали, сами сделали, сами заработали.

Предыдущий материал Слева еще есть место
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё