13 сентября 2013 Colta Specials Комментарии ()

Вы будете жалеть об уходе Сергея Капкова?

Вы будете жалеть об уходе Сергея Капкова?

«Министр культуры Москвы» Сергей Александрович Капков — эффективный управленец, виртуальная фигура или абсолютно несоветский человек?


COLTA.RU продолжает еженедельную рубрику «Ответная реакция»: уважаемые нами люди отвечают на вопрос, горячо обсуждавшийся в последние дни. Вчерашнее сообщение газеты «Ведомости» о том, что глава Департамента культуры Москвы Сергей Капков может покинуть свой пост, вызвало бурю откликов, которую даже успели окрестить «плачем Ярославны». COLTA.RU обратилась за комментарием к деятелям культуры, еще не высказавшимся в социальных сетях.

© РИА «Новости»

Иосиф БАКШТЕЙН, искусствовед

Да, будет жалко, он очень много сделал. И все, что касается парков. И люди, которые назначались в подведомственные учреждения, включая назначение Марины Лошак директором Пушкинского музея, которое позволило ей продемонстрировать все ее возможности и достоинства. Капков санкционировал проведение Московской биеннале в Манеже. При нем возникла сама культурная политика.


Дмитрий БУТРИН, журналист

Буду. В московском правительстве помимо Сергея Собянина очень мало людей, которые стараются — на самом деле не важно, что сделать и зачем, возможно, даже и злодейство, важно стараться. Капков очевидно старался. И в этом он был (как, кстати, и Собянин, и, например, Хуснуллин) абсолютно несоветским человеком — отсюда и их непонимание того, как работает советская машина мэрии, и тяга ко всему псевдосоветскому, и истерическое назначение Долгих. Именно эта несоветскость, чуждость органики, не дала ни Собянину, ни Капкову эксплуатировать в штатном режиме ту машинку, которая у Лужкова летала. Мне всегда жаль людей, честно пытающихся стать теми, кем они быть не могут. Новые люди в мэрии будут лишены этих милых и нелепых сантиментов.


Александр ВИНОКУРОВ, медиапредприниматель

Конечно. Все изменения, которые произошли в городе за последние два года, во многом связаны именно с ним. Парк Горького, на мой взгляд, просто прекрасен, как и «Гоголь-центр». И даже митболы впервые появились в парках, которыми занимался Сергей, — с его помощью вошли в наш язык и в нашу жизнь. Мы стали об этом думать, стали беспокоиться и считать это важным.


Дмитрий ВОЛКОСТРЕЛОВ, режиссер

Комментировать такие довольно частные перестановки на фоне того, что у нас в целом происходит в стране, мне кажется, не имеет смысла. Была ли культурная политика Капкова успешна? Во многом да. Но, с другой стороны, на общем фоне она также подчеркивала ужас и абсурд всего происходящего.


Варвара ГОРНОСТАЕВА, издатель

Пожалуй, буду, хотя не заблуждаюсь относительно его вполне системной чиновничьей роли. Жаль тех очевидно симпатичных перемен, которые произошли с Москвой. Она стала лучше, чем была, Капков пошел ей на пользу, и этого достаточно, чтобы жалеть о его уходе. Сложная история с Капковым, я наивно ждала от него каких-то поступков перед выборами или хотя бы слов. Но увы.


Марина ДАВЫДОВА, театральный критик

Да, буду. Потому что совершенно очевидно, что даже недолговременное его пребывание на этом посту и какие-то точечные реформы, которые он осуществил, оживили культурную жизнь города. А театральную жизнь, безусловно, изменили к лучшему. Я-то абсолютно убеждена, что нам необходимы не точечные, а системные преобразования. Но, к сожалению, их не может осуществить своими силами один департамент одного города и уж тем более один чиновник: масштабная реформа театральной сферы связана с изменением законодательной базы и требует совокупных усилий чиновников разных уровней и общественных организаций. Опыт Капкова ценен иным: он доказал, что в Москве накоплена огромная творческая энергия. И достаточно было какие-то клапаны открыть, какие-то заслонки вынуть, чтобы эта энергия вырвалась наружу. По прошлому сезону и по тому, как начинается сезон нынешний, видно, насколько интенсивнее и необычнее стала театральная жизнь столицы. Мы привыкли внутри интеллигентской тусовки, что чиновник всегда плох, потому что представитель власти. А власть — это «путен». Но если чиновник от партии власти, брошенный на газоны, хорошо подстригает газоны, мне, в принципе, все равно, каковы его партийные убеждения. Если чиновник совершает какие-то усилия по оздоровлению и оживлению культурной жизни города, он мне гораздо милее стоящего в оппозиции работника театральной нивы, который пуще всего на свете боится любых перемен. Не могу сказать, что я со всеми действиями и назначениями Капкова была согласна, но факт остается фактом: он оказался куда большим западником, чем большая часть наших театральных деятелей.


Александр ИВАНОВ, издатель

Наверное, будем, но не слишком сильно. Он вроде бы все уже «запустил» и везде поставил своих людей на важные, но не слишком хлебные места — так что я не думаю, что их будут менять после его ухода. Хотя тут никогда не ясно, кто кого поборет. Наш «барон Осман» победил революцию велосипедными дорожками, игрой в петанк и тыквенным супом.


Олег КАШИН, журналист

Жалеть буду, потому что многообразие, олицетворяемое им, всегда лучше единообразия, которое, очевидно, вернется после его ухода. Хочу посочувствовать Борису Куприянову и другим хорошим людям, пришедшим за Капковым в муниципальные структуры. При этом, конечно, принципа «чем хуже, тем лучше» никто не отменял, но все равно это «хуже».


Илья КРАСИЛЬЩИК, журналист

Буду. Я считаю, что Сергей Капков был прекрасным министром культуры и сделал очень много за то время, что был на своем посту. Вообще чиновников с человеческим лицом у нас ужасно не хватает, а ругать — можно кого угодно ругать. Будем надеяться, что Капков останется каким-то образом в руководстве этого города, потому что весь мой опыт общения с ним и все, что он делал, вызывают у меня исключительное уважение.


Демьян КУДРЯВЦЕВ, медиаменеджер

Это зависит от того, кто его сменит. Я считаю Сергея Александровича очень эффективным управленцем. Если область, в которой он дальше будет применять свои качества, касается каким-то образом меня или большого количества моих знакомых, я буду этому радоваться, потому что не только с парками у нас проблема и можно использовать его таланты в других областях. При этом у нас в культуре проблемы остаются, он не все их решил. Поэтому вопрос — кто будет продолжать это дело и как он будет продолжать. Я не буду ни капельки жалеть об уходе Капкова, если его на этой должности сменит человек, который будет работать хорошо или, что еще важнее, так, как мне нравится. И если сам Капков будет продолжать работать там, где он будет приносить пользу какому-нибудь процессу, который я смогу оценить.


Борис КУПРИЯНОВ, издатель

Это очень печально. Сергей Александрович, человек, которого я очень уважаю и которому доверяю лично, сделал две важные вещи. Кроме того, что его публично все любят и лайкают и стараются с ним беседовать и полемизировать, у него еще есть одна черта, которая остается нам с вами как бы незаметной, а она принципиальна. Его можно обвинить в чем угодно и в каких угодно красках, но он был первым руководителем департамента Москвы, который за двадцать лет переставил задачи работникам культуры. Он пытался объяснить им и объяснял, что они работают не ради заказчика, то бишь Департамента культуры, а ради москвичей. И встречался, конечно, с чудовищным сопротивлением. А все новые люди, которые пришли с ним работать, — два-три года назад их было нереально представить работающими с мэрией в этих условиях. Это было связано с тем, что мы ему поверили, он нас не обманул, и он четко объяснил, чего он хочет — чтобы город изменялся для людей, совершенно не важно, каких политических взглядов, пола и ориентации эти люди. Чтобы этот город был комфортен для людей вообще. И, собственно, этого он и добивался в течение долгого времени. Если город решил, что все проекты, которые он начал (театры, библиотеки, дома культуры), возможны без него, то тут какое-то странное представление о жизни. Масса людей пришла только потому, что он объяснил, для чего он это делает, какой смысл в его действиях, и ему поверили и поверили власти. Будет ли человек, которому так же поверят и который так же объяснит свою позицию, — я не уверен.


Марина ЛОШАК, директор ГМИИ им. Пушкина

Да, я считаю, что большинство людей, уже привыкших к тому, что выдает Сергей Капков и его команда, будут жалеть о его уходе. Это молодой, живой человек, абсолютно отвечающий современному представлению о стратеге, который определяет какие-то важные вещи в развитии города, который понимает, что он делает, равняется на европейские, цивилизованные стандарты, который понимает, что общество должно быть открытым, дружественным, современным, что человек должен чувствовать себя уютно, взаимодействовать с властью и чувствовать себя в диалоге с ней, что город должен быть интеллигентным вне зависимости от того, кто к какой политической партии относится. Горожанин вообще не должен знать, к какой партии мэр относится, это не важно. Жителю города важно, чтобы ему в этом городе было жить интересно, комфортно, приятно, чтобы его уважали как личность, давали ему возможность проявить себя, чтобы ему было удобно, разнообразно, чтобы у него были возможности функционировать так, как он функционирует в Берлине или Париже. И постепенно это все стало происходить. Эти тенденции ощущаются всеми, и будет очень грустно, если что-то изменится в этом смысле.


Ольга РОМАНОВА, журналист

Я буду жалеть об уходе Капкова, потому что мне не хватает личностей — и в политике, и «на хозяйстве». Я буду жалеть об уходе Капкова, потому что волнуюсь за судьбу Парка Горького. Я ведь вижу, как рушится Пермь, которую я знала до Чиркунова—Гельмана, во время и вижу после. Я буду жалеть об уходе Капкова, потому что он интересен: всегда было о чем поговорить — и с ним, и о нем. Впрочем, я думаю, что мы еще встретимся. Другое дело — где и при каких обстоятельствах. В правительстве Москвы он был органичен. Кстати, он был бы органичен в любом правительстве Москвы.


Семен ФАЙБИСОВИЧ, художник

Честно говоря, для меня Капков — фигура скорее виртуальная, чем реальная. Его присутствие было весьма ощутимо в Фейсбуке, а в реальной жизни — моей — почти никак. Как-то дочери сводили в ЦПКиО после его реконструкции, но мне там не понравилось. Кругом модные едально-питейные заведения, которые мне до лампочки, а ощущение ретро-пространства ушло — обаятельной такой занюханности, которая провоцировала воспоминания о походах туда с родителями в детстве и вообще мне мила, — да еще то тут, то там лбы в черном перегораживают дорожки, ведущие в злачные кущи. Говорят, Сад Баумана у меня по соседству тоже крутым стал, но я еще туда не дошел — после Парка Горького как-то не очень тянет. Нет, наверное, это хорошо — как и дорожки для велосипедистов, но я не очень понимал, где кончается Собянин и начинается Капков — и наоборот.

Возможно, жалость появится позже, когда на его место придет какая-нибудь версия Мединского, начнут сворачивать финансирование идейно невыдержанных культурных проектов и т.п. — тогда и станет понятно, как много делал Капков для московской культуры, какой он был хороший. Конечно, предпочел бы, чтобы жалость так и не возникла, но уж больно устойчива при сегодняшнем гостренде тенденция погружения всего во все более пахучее дерьмо, так что основная надежда — на смену всей «системы».


Подготовила Юлия Рыженко

Предыдущий материал Умер Рэй Долби
Следующий материал Скоропостижная инаугурация
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё