Дмитрий Ренанский
6 сентября 2013 Театр Комментарии ()

«Выйти из бомбоубежища»

«Выйти из бомбоубежища»

Арт-дирекция «Любимовки»-2013 — о настоящем и будущем крупнейшего в России фестиваля современной драматургии


Столичный театральный сезон начался с сильной доли: в «Театре.doc» до конца недели продлится «Любимовка» — крупнейший и самый авторитетный в России фестиваль современной драматургии, основанный в 1990 году Алексеем Казанцевым, Михаилом Рощиным и Виктором Славкиным. Прошлой осенью у «Любимовки» поменялось руководство: на смену проводившей фестиваль в последние годы команде критика Елены Ковальской пришла арт-дирекция во главе с драматургами Михаилом Дурненковым и Евгением Казачковым и театроведом Анной Банасюкевич. COLTA.RU расспросила их о перемене участи «Любимовки», а ридера «Любимовки» Ольгу Шакину — о повестке дня фестиваля-2013.

© «Любимовка»

Евгений КАЗАЧКОВ, сценарист, драматург

«Любимовка» — намоленное годами пространство, магнит, притягивающий молодых авторов: здесь очень высокий уровень доверия и вместе с тем невероятное количество талантливых людей, готовых вкладываться в общее дело идеи ради. При этом, заступая на вахту, мы прекрасно понимали, что фестивалю требуются перемены. Необходимо выйти из «бомбоубежища», сломать устоявшиеся представления о «формате» «Любимовки». Чего греха таить — в какой-то момент фестиваль стал теплицей, обогревавшейся энергией противопоставления «новой драмы» и «театра с колоннами». Сегодня нам кажется важным для начала перестать мыслить в системе координат «или — или»: «Любимовка» может и должна стать местом встречи поколений, форматов, школ, пространством живой дискуссии, перекрестком самых разных мировоззрений, в центре которого по-прежнему остаются новые пьесы.

В этом смысле регламент фестиваля особых изменений не претерпел: за последние годы «Любимовка» сплотила вокруг себя режиссеров и актеров, отлично чувствующих жанр сценической читки и знающих, как представить публике свежий текст, не самоутверждаясь за счет драматурга. Логично, что именно этим проверенным единомышленникам мы предлагаем пьесы из шорт-листа в первую очередь — хотя режиссерский пул «Любимовки», к нашей вящей радости, с каждым годом только растет, и новичкам мы, в свою очередь, пытаемся донести ключевой принцип фестиваля: «Любимовка» — форум драматургов, задача режиссера — представить аудитории именно пьесу, а не собственное ее видение.

 
Михаил ДУРНЕНКОВ, драматург

Я часто слышу вопросы о кураторских задачах и приоритетах, о художественной политике, которой будет придерживаться новая арт-дирекция. Прежде всего, для нас было важно отказаться от какого бы то ни было формата. «Любимовка» — крупнейший в России фестиваль драматургии, и чем уже мы будем мыслить, тем нам же самим будет хуже. Поэтому мы устраиваем читки не только сугубо авторской драматургии, сделавшей «Любимовке» имя, — но стараемся расширить горизонты фестивальной программы, развивая драматургию мирового класса, которая может быть востребована всюду. Сегодня мы только заняты осмыслением и настройкой будущей перспективы «Любимовки»: одни направления нашей деятельности рассчитаны на год, другие — на пять лет, третьи — на неограниченную перспективу. К примеру, официальный сайт «Любимовки» вскоре должен превратиться в крупнейшую в России онлайн-библиотеку современной драматургии.

Чем уже мы будем мыслить, тем нам же самим будет хуже.

Анна БАНАСЮКЕВИЧ, театровед, театральный критик

О переменах говорить пока все-таки рано, «Любимовка»-2013 — наш пробный шар: только проведя свой первый фестиваль, мы ответим на вопрос «how it's made» и тогда уже сможем думать о том, что и как стоит изменить. В этом году мы, скажем, постарались сделать так, чтобы на читки «Любимовки» пришли руководители театров и авторитетные режиссеры, — с одной стороны, надеясь таким образом усилить взаимный интерес драматургов и театральных практиков, с другой — предоставив начинающим авторам возможность услышать мнение режиссеров и тех, кто занимается формированием репертуара в столичных театрах. Из ближайших планов — «Любимовка» отныне не будет ограничиваться рамками сентябрьского фестиваля: появится лаборатория, в рамках которой молодые авторы будут работать с режиссерами, актерами и опытными драматургами, развивая свое мастерство, — «Любимовка» будет теперь работать не только на результат, но и на процесс.

Что до программы нынешнего фестиваля, то в этом году мы зафиксировали личный рекорд: на почтовый ящик «Любимовки» были присланы 745 пьес, каждая из них была прочитана минимум двумя отборщиками — штат ридеров по такому случаю пришлось расширить до небывалых для прошлых лет шестнадцати человек. Мы попытались сформулировать для ридеров несколько критериев, которым должна соответствовать пьеса «Любимовки», — они касались главным образом новизны языка, формы, актуальности темы: нам бы хотелось сохранить нацеленность фестиваля на поиск и эксперимент. В итоге в шорт-листе оказались и те драматурги, чьи пьесы уже не первый раз звучат на «Любимовке» (Мария Зелинская, Марина Крапивина, Андрей Стадников), и совершенно новые имена. В офф-программе — мэтры фестиваля: Иван Вырыпаев, Алексей Зензинов, Максим Курочкин, Павел Пряжко. Разброс тем и трендов очень широкий: от документальной драмы о жизни в женском монастыре до полевого исследования Александра Архипова о штабе Навального.

© «Любимовка»

Ольга ШАКИНА, ридер

В прошлом году было много дамской графомании в духе «Пьеса-монолог. В комнате ОНА. Подходит к зеркалу и медленно, задумчиво произносит…» В нынешнем — другая напасть: каждый первый хочет написать комедию, куда ни ткни — все комедия, даже если не смешно. Причем большая часть — социалка, пародии, там и сям dramatis personae — сказочные тираны с узнаваемо отрывистыми репликами, коверный эзопов язык. Самый дикий из представленных текстов начинается в духе комедий Гайдая с обязательным трио «Трус, Балбес, Бывалый», а заканчивается тем, что это самое трио убивает собутыльника с помощью трех пивных бутылок, одна из которых «вошла не полностью». Массовое сознание жаждет кухни с жестокими анекдотами — что в реалиях отечественного социального контекста, согласимся, вполне симптоматично.

Лучшие пьесы — тоже на злобу дня: Наталья Антонова с совершенно миндадзевского толка экзистенциальной драмой «Луизиана», вдохновленной гибелью теплохода «Булгария», Марина Крапивина с «Шапкой» о суровых буднях православной монашки, Дэн Гуменный с трагикомедией «ПЗХМ» о карусельщике на муниципальных выборах. Герой года — резидент «Гоголь-центра» Валерий Печейкин с виртуозной антиутопией «Россия, вперед!», полной острейших шуток и затейливых метафор: после покушения на президента страна решила жить назад — из будущего в прошлое, чтобы воскресить убитого лидера; в итоге вместо рождения тут — воскрешение из мертвых, вместо еды — блюда с фекалиями, вместо смерти — возвращение в материнскую утробу самым анатомически непривлекательным образом. Авторских открытий в программе этого года нет, но зато есть нечто содержательно важное: мы все более изобретательно и заразительно хохочем над ужасным.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё