Ксения Лученко

«Спас» рукотворный

«Спас» рукотворный

Что такое патриаршее телевидение и чем оно похоже на «Старые песни о главном», объясняет КСЕНИЯ ЛУЧЕНКО


На днях с подачи «Коммерсанта» стало известно, что православный телеканал «Спас» претендует на место в так называемом втором цифровом мультиплексе, которое освободилось после того, как указом Владимира Путина «ТВ Центр» переместился в первый мультиплекс общедоступных федеральных каналов. Генеральный директор «Спаса» Борис Костенко сообщил газете, что канал будет переформатирован в «консервативный общественно-информационный», правда, начнется это переформатирование с «технологической реконструкции», в частности — с запуска собственного аппаратно-студийного комплекса.

Главным конкурентом «Спаса» называют телеканал «Дождь», для которого это будет уже вторая попытка прорваться в мультиплекс, а значит — существенно увеличить аудиторию и получить неизмеримо большие рекламные бюджеты, чем сегодня.

© Colta.ru

«Спас» был создан летом 2005 года как частный проект бизнесмена Александра Батанова и Ивана Демидова. На пресс-конференции, посвященной открытию канала, рядом сидели Батанов, Демидов, протоиерей Димитрий Смирнов и композитор Александр Шульгин, который «отвечал за музыкальную идеологию». Канал они позиционировали как «общественно-православный». Список инвесторов не разглашался, однако известно, что помимо самого Батанова в значительной мере его финансировал бизнесмен из Приморья Геннадий Лысак.

Первый скандал на «Спасе» случился, когда настоятель храма святой Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов, который вел молодежное ток-шоу, отказался работать на одном канале с философом Александром Дугиным, чье учение считал еретическим (помимо общего крена в традиционализм оккультного свойства Дугин допускал высказывания, противоречащие пониманию Церкви в православии). Но Демидов в ту пору был увлечен и самим Дугиным, и его евразийством, поэтому философ остался в кадре, а протоиерей ушел вместе со своими соведущими-прихожанками. Дугин оставался лицом православного канала на протяжении нескольких лет. Одновременно с ним авторские программы вели тогда депутат от «Родины» Наталья Нарочницкая и протоиерей Димитрий Смирнов. Так что «консерватизм» был присущ «Спасу» от рождения.

Вскоре после открытия канал стал для своих основателей чемоданом без ручки, который и нести тяжело, и бросить жалко. Демидов практически сразу ушел руководить «Молодой гвардией “Единой России”», спустя короткое время Батанов заболел раком, с которым боролся на протяжении четырех лет, а Лысак, еще в конце 90-х перенесший трансплантацию сердца, с 2006 года проходил соучастником по делу о контрабанде товаров из Китая, что привело к его аресту в Словении в 2009 году. «Спасом» все они руководили по остаточному принципу, он входил в пакет «НТВ+», сетка вещания в основном состояла из повторов, главный контент — ежедневные передачи «Русский час» с протоиереем Смирновым, Нарочницкой и Дугиным. Качество наполнения эфира было сравнимо с кабельными районными телеканалами середины 90-х. Канал то угасал совсем, то вдруг начинал набирать сотрудников и открывал новые проекты. Даже Дмитрий Дибров умудрился в 2008 году вести на «Спасе» программу «Основы православной культуры», производство которой шло по гранту Министерства культуры РФ.

Первый скандал на «Спасе» случился, когда настоятель храма святой Татианы при МГУ протоиерей Максим Козлов, который вел молодежное ток-шоу, отказался работать на одном канале с философом Александром Дугиным.

Зимой 2009 года был избран патриарх Кирилл, а в апреле умер основатель «Спаса» Александр Батанов. К тому моменту канал был в затяжном финансовом кризисе, сотрудники увольнялись, месяцами задерживались зарплаты, и без того заниженные по рыночным меркам. Новый патриарх сразу обозначил работу со СМИ как один из своих приоритетов. У патриархии тогда были официальный сайт, газета и журнал, а вот православные радиостанции и телеканалы все были либо частными проектами, либо проектами местного значения, подчинялись региональным епископам. Мнения источников о том, почему вместо того, чтобы создать новый канал, патриарх решил вложиться в обремененный долгами и долгой историей неэффективного управления «Спас», расходятся. Тем не менее из «общественно-православного» частного проекта канал становится собственностью Московской патриархии. В 2009 году она выкупила у Лысака 51% акций, затем постепенно приобрела большую часть остальных. Сегодня учредители телеканала — Московская патриархия и ООО «Спас Медиа». По неофициальным данным, телеканал «Спас» занимает первое место в списке расходов патриархии, большее, чем, например, образовательные учреждения Русской церкви — семинарии и академии. Это говорит о неослабевающей личной заинтересованности патриарха в том, чтобы у Церкви во что бы то ни стало был свой телеканал.

После смерти Батанова генеральным директором был назначен Борис Костенко, до того возглавлявший одну из дирекций ТВЦ. Полтора года канал находился в состоянии «ни жив ни мертв», передачи шли в основном в повторах, увольнявшиеся сотрудники подавали в суд с требованием погасить задолженности по зарплате , летом 2010-го руководство опровергало слухи о его закрытии. В начале 2011 года патриархия принимает решение о смене руководства канала, Костенко увольняют, а генеральным директором назначен заместитель председателя Синодального информационного отдела (СИНФО) Игорь Мещан. Тогда председатель СИНФО Владимир Легойда говорил, что «современное состояние канала оставляет желать лучшего. Уверен, что Игорь Мещан является профессионалом, который в состоянии справиться с существующими задачами». Однако уже через год Мещана снимают, контроль над каналом переходит от СИНФО к Финансово-хозяйственному управлению Московской патриархии, а Костенко возвращается на «Спас», правда, теперь в должности генерального продюсера при генеральном директоре Татьяне Лямичевой (среди сотрудников канала ходили слухи, что перед этим она работала бухгалтером мебельного магазина). Однако в скором времени из списка руководства канала исчезает и Лямичева. На сегодняшний день Борис Костенко единолично руководит каналом и ведет на нем две передачи. Недавно «Спас» освободил дорогостоящие площади в основном корпусе телецентра «Останкино» и переехал в здание телекомпании ВКТ неподалеку, где стоимость аренды существенно ниже.

Шансы попасть во второй мультиплекс у «Спаса» довольно высоки с административной точки зрения и ничтожны с точки зрения качества контента. На сегодняшний день «Спас» производит восемь цикловых программ, шесть из них — в формате неспешной беседы ведущего с одним или двумя гостями. Две передачи — «Консервативный клуб» и «Россия и мир» — ведет сам генеральный директор (он же генеральный продюсер) канала, остальные — протоиерей Всеволод Чаплин, протоиерей Димитрий Смирнов и вице-президент «Медиасоюза» Елена Зелинская. Информационная передача «Предстоятель. Хроники служения» — материалы, снятые личными операторами патриарха, о его визитах в разные храмы и епархии. Раз в неделю выходит передача «Национальное достояние» про усадьбы и дома-музеи, а также — диалог двух психологов (периодически — священника и психолога) в прямом эфире с включением звонков телезрителей. Остальные строчки в сетке вещания занимают повторы и православные документальные фильмы с названиями вроде «Волшебные струны души».

При словах «“Спас” демонстрирует хорошие рейтинги» православный перекрестится. Спас — синоним Спасителя, одно из именований Христа. Чаще всего этот синоним используют, говоря об иконах («Спас Вседержитель», «Спас Нерукотворный», «Спас Ярое око») или называя летние церковные праздники, например, Преображение — «Яблочный Спас». В русской традиции даже человека никогда не крестят в честь Христа и Богородицы, что уж говорить о брендах. Традиционную православную аудиторию — прихожан и захожан — вполне удовлетворяет екатеринбургский телеканал «Союз», который транслируется теми же спутниковыми и кабельными сетями по всей стране, что и «Спас». Он не напускает туману про неопределенный «консерватизм», а прямо позиционирует себя православным и сохраняет стилистику, характерную для постсоветского православия, узнаваемую и идентифицируемую аудиторией как своя.

При словах «“Спас” демонстрирует хорошие рейтинги» православный перекрестится.

Идейная установка на консервативные ценности — слишком слабая основа для формирования имиджа канала. Из крупных российских СМИ ставку на просвещенный консерватизм европейского образца пытался делать только ИД «Эксперт» в начале нулевых и потерпел на этом пути сокрушительное поражение, влившись в итоге в хор государственной пропаганды. А ведь интеллектуальные ресурсы команды Фадеева—Привалова были несравнимо выше, чем у руководства «Спаса». Все остальные консервативные проекты заслуживают приставки «псевдо-» или «квази-». Либо это суконно-посконный традиционализм, маргинальный и оборачивающийся вывернутым наизнанку постмодернистским конструктом. Либо — и чаще всего — консерватизмом называют все, что не либерально, а либеральным — все, что оппозиционно. Современное российское понимание консерватизма — предельная лояльность государству и его размытой идеологии и морали. Потребности массовой аудитории в консерватизме, как понимают это слово в Администрации президента и в Госдуме, полностью покрывают федеральные каналы и делают это дорого и качественно.

В Церкви, как ни странно, чувствуют фальшь консервативного пафоса. Так, ответственный редактор «Журнала Московской патриархии» Сергей Чапнин в опубликованном весной эссе «Церковь в постсоветской России. Возрождение, качество веры, диалог с обществом» пишет, что по сути единственное, что можно в сегодняшней России естественным образом идейно «консервировать» и охранять, — советский образ мыслей и система ценностей. Теоретически для христиан это должно быть неприемлемо, а на практике «православный сталинизм» — не такое уж редкое явление, не говоря об отношении к краху СССР как к национальной трагедии куда большей, чем революция 1917 года. Гражданская религия, в центре которой культ победы в Великой Отечественной войне как оправдание 70 лет советской власти, поддерживается и оформляется в том числе и духовенством, и православными активистами.

Тяготение к советскому изводу консерватизма выдает стилистика канала, хотя Борис Костенко возводит генезис своих воззрений к Ивану Ильину. Нафталиновый флер, явная ориентация форматов, студийного оформления и даже баюкающей интонации ведущих и гостей на аудиторию 50+, ностальгирующую по советскому телевидению, роднят «Спас» с новосозданным Общественным телевидением России. Сколько бы патриарх Кирилл в своих амбициозных проповедях ни призывал ориентироваться на молодежь, в медийной сфере у Церкви получаются все равно «Старые песни о главном» либо в лучшем случае — неумелое заискивание а-ля воскресный папа.

Если у «Спаса» действительно появилась не только задача попасть во второй мультиплекс, но и бюджет для апгрейда канала, скорее всего он будет выглядеть как младший брат ОТР, а вовсе не как консервативный конкурент «Дождя». В случае победы «Спаса» на одной из основных телевизионных кнопок появится очередная порция говорящих голов, читающих мораль, с умилительными свечечками-куполами-девочками-в-платочках в межпрограммке. Но — главное — ничего актуального. Коллективные медитации суровых мужчин в пиджаках и рясах о граде Китеже «традиционных консервативных ценностей» совершенно безопасны, они вне времени и не опускаются до комментирования новостей или общественных настроений, до обсуждения социальных тем или выступлений в защиту обездоленных. Здесь не стоит ждать специальных репортажей, расследований и прямых включений. Отголоски событий 2011—2013 годов не колыхнули ровной ряски программной сетки канала «Спас». Ни одну передачу не расшаривали в соцсетях, ни одной цитаты из выступлений на этом канале не встретишь даже в демотиваторах. Передачи сразу делаются так, чтобы при отсутствии средств можно было полгода протянуть на одних повторах, вовсе свернув производство. Вероятно, и дальше здесь будут жить грезами о Святой Руси и России, которую мы потеряли, а не поиском христианской позиции по ключевым вопросам общественной повестки дня, не диалогом с оппонентами, но хоровым пением. А это так успокаивает на сон грядущий, в том числе и тех, кто принимает решение о том, какой канал бесплатно впустить в дома россиян.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё