Наталья Соболева

Жоаким: «В клубах часто просят “поиграть еще” после того, как ты закончил. Я отказываюсь»

Жоаким: «В клубах часто просят “поиграть еще” после того, как ты закончил. Я отказываюсь»

Французский диджей, музыкант и владелец лейбла Tigersushi об искусстве сета и о том, как он озвучил работу, получившую приз Венецианской биеннале

 
Недавно в Москву приезжал французский музыкант, диджей и лейбловладелец Жоаким, музыкальный вкус и клипы которого мы когда-то пропагандировали. COLTA.RU не могла упустить возможность узнать, что нового происходит в жизни одного из любимых музыкантов.

© Camille Henrot

— Вы только что побывали на Венецианской биеннале, где видео художницы Камий Анро (Camille Henrot), к которому вы написали музыку, получило «Серебряного льва». Расскажите об этой работе.

— Я не первый раз сотрудничаю с Камий: подбираю или пишу музыку к ее фильмам и инсталляциям. В данном случае саундтрек появился задолго до видеоряда: мы обсуждали будущий фильм, и я предложил использовать материал из «Последних поэтов» (The Last Poets) — экспериментаторов в области устной поэтической речи, голоса, звука 60—70-х годов, по сути «изобретателей» рэпа. Камий понравились записи тех лет, мы попробовали выйти на кого-то из оригинального объединения, но в результате нашли в Нью-Йорке современного автора — он помимо прочего играет в группе Dragons of Zynth, которую я очень люблю. Вместе с Камий они скомпилировали довольно безумный речитатив из самых разных — религиозных, научных, художественных — текстов о сотворении Вселенной, так как было известно, что это одна из тем предстоящей биеннале, а Камий делала проект специально для нее. Акветей (Akwetey Orraca-Tetteh) записал голос, я — музыку. Несмотря на то что сам фильм появился гораздо позже, сочетание видео и звука получилось, в моем представлении, идеальным: гипнотизирующим, захватывающим. Видеоарт обычно смотрят урывками: две-три минуты — и все. На нашем фильме в павильоне «Арсенал» люди сидели от начала до конца.


— Для вас важны эта награда и связанное с ней признание?

— Автор работы — Камий, и это ее награда. Для меня это интересная альтернатива музыкальной деятельности в чистом виде. Мне нравится визуальное искусство и соответствующее арт-сообщество.

— Вы и сами художник — в частности, оформляете релизы для своего лейбла Tigersushi.

— И даже однажды устроил выставку собственных работ. Но все же в первую очередь я музыкант.

Joakim «Wrong Blood»


— Вы человек разносторонний: композитор, диджей, продюсер и владелец лейбла. Связано ли это с тем, что вы получили академическое музыкальное образование, а затем перепробовали очень разные жанры и направления?

— Не думаю. Скорее — с моим любопытством. Образование дало больше возможностей, но само стремление экспериментировать — часть моего темперамента, склада ума, отношения к жизни, если угодно.

— Слушаете ли вы сейчас академическую музыку? Считаете ли электронную музыку продолжением единой традиции?

— Слушаю, но не стал бы выделять что-то конкретное: по отношению к академической музыке я исключительно потребитель, слушатель. Как композитор и диджей я делаю совершенно другие вещи, это отдельный опыт. Электроника для меня — часть популярной культуры, которая, считаю, стоит особняком.

— Кто из музыкантов попадает на ваш лейбл, как происходит отбор?

— Я довольно ленив, следовало бы уделять этому больше времени и, наверно, более строго оценивать продукт. С другой стороны, мне нравится, что Tigersushi — в большей степени сообщество по интересам или даже (прошу прощения за клише) семья, нежели звукозаписывающая компания. Сейчас лейбл, можно сказать, сформирован, не сильно развивается вширь, и меня это устраивает. Своим артистам я предоставляю свободу действий.

DyE — «Fantasy»

(И вот как артисты Tigersushi этой свободой пользуются)


— Вы выпустили четыре альбома, но до сих пор много диджеите: ради денег или любите формат диджей-сета?

— Очень люблю и никогда не готовлюсь: не расписываю трек-лист, не сортирую треки по тональностям и проч. и проч. Для меня сет — форма импровизации и живого контакта с аудиторией. Но, разумеется, диджеям хорошо платят, и это тоже причина.

— Может ли диджей-сет быть чем-то более значимым, чем последовательность чужих треков, — например, большой музыкальной формой, вроде симфонии в классике?

— Пожалуй… Хоть я и предпочитаю импровизировать, сет не должен быть хаотичным и бесхребетным. Для меня, например, важна продолжительность: от нее зависит структура. Я могу наметить общую композицию, модальность, а конкретный материал нанизываю в процессе. В клубах часто просят «поиграть еще» после того, как ты закончил. Я отказываюсь: сет — это не бесконечный поток музыки.

— Ежегодно в течение нескольких лет вы составляете и выкладываете в интернет сборники «лучших треков» года. Какие треки попадают в эти компиляции?

— За редким исключением — чистая статистика: так как обычно я играю с USB, просто смотрю в компьютере, что чаще всего ставил в клубах.

— Пример исключения?

— Пару лет назад на меня произвел большое впечатление «Triangle Folds» Джеймса Холдена (James Holden). Я включил его в очередной выпуск, несмотря на то что ни разу не использовал в сетах. К слову, в последнее время стараюсь играть его же «Renata».

James Holden «Renata»


— Это трек со второго альбома Холдена «The Inheritors», о нем много говорят. Только что вышел и новый Boards of Canada, с которым Холдена раньше сравнивали. Что из недавнего стало значительным музыкальным событием лично для вас — или какого релиза вы особенно ждете в ближайшем будущем?

«The Inheritors», несомненно. Помимо этого очень освежил электронную сцену проект Дэна Снейта (Dan Snaith) из CaribouDaphni. Он привнес что-то, что я не могу как следует вербализовать, но чего явно не хватало.

Daphni «Ye Ye»


— А что-то свое в ближайшее время выпускаете?

— Я только что переехал в Нью-Йорк, а студия осталась в Париже. Впрочем, раньше у меня было столько устройств, что выбор инструмента отнимал больше времени, чем творческий процесс. Новое — планирую. Предположительно это будет гипнотический эмбиент и пара поп-песен.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё