Анна Ильченко

Вместе с обеспокоенными горожанами

Вместе с обеспокоенными горожанами

Новые формы теории и практики архитектуры и урбанизма изучила АННА ИЛЬЧЕНКО


Сегодня архитектура и градостроительство с учетом современных условий производства не просто все чаще становятся объектом критики — возникает повод для создания механизмов, способных преобразовать наше привычное представление о городской среде и ее особенностях. При таком раскладе изменение роли архитектора становится логичным и даже неизбежным процессом, а само формирование пространственной среды выходит за рамки постройки новых зданий, улиц и площадей. Особенности физического измерения и расширение функциональных возможностей архитектуры недавно обсуждались в интервью блогера Джеффа Мэнафа. Однако здесь речь пойдет скорее о тенденции создавать интернациональные, междисциплинарные и мобильные по своему характеру исследовательские платформы, в рамках которых наличие профессионального опыта в области архитектуры и городского планирования не является обязательным условием для привлечения человеческих ресурсов.

© architecture00

Проще говоря, столь демократичная форма власти и контроля окончательно меняет наше классическое понимание архитектора как единоличного автора проекта, функция которого ограничивается лишь выполнением утвержденного плана. Напротив, на практике он вынужден учитывать мнения целого ряда специалистов: социологов, культурологов, экономистов, политологов, урбанистов, застройщиков и прочих. Таким образом, любой архитектурный проект автоматически затрагивает не только очевидные аспекты строительства, но и всю совокупность сопутствующих факторов.

Впрочем, эта идея родилась не сегодня. На протяжении последних 50 лет, начиная с 1970-х годов, принятие решений по благоустройству города контролируется более широкой сетью государственных, общественных и частных организаций, а также различных групп гражданского надзора. Технологический прогресс принципиальным образом модернизировал эти отношения, благодаря чему не так давно возникла концепция «умных городов». В этом случае предпочтение отдается использованию компьютерных систем, способных собирать и анализировать необходимую информацию и проектировать города по разработанным алгоритмам. Кроме того, идея DIY (do it yourself) или DIT (do it together) architecture, в которой акцент делается на так называемый краудсорсинг-дизайн — развитие проекта концентрируется в руках определенной группы людей, — также потребовала переосмысления статуса архитектора и дополнительного изучения новаторских форм сотрудничества.

© architecture00

Обычно эти обстоятельства связывают с третьей индустриальной революцией, спровоцированной новым витком технологического прогресса. Ведь дальнейшая модернизация производственных отношений потенциально способна изменить географию мировой экономики и сменить расстановку сил, скажем, в сфере архитектурного дизайна. Допустим, если раньше запрос на производство продукта шел со стороны Запада, то его изготовление обычно осуществлялось в местах с дешевыми условиями труда. Новая система производства предполагает, что заказчики вместе с исполнителями могут находиться в любой точке земного шара. Хорошим примером может послужить лондонское бюро Architecture 00, которое не только практикует DIT-подход, но и активно исследует динамику развития городов в рамках новой экономики. Одним из самых известных его проектов является Wikihouse — ресурс, предлагающий любому желающему скачать программу-инструкцию и построить с нуля свой собственный дом, не имея при этом необходимых строительных навыков или соответствующего образования. Тем не менее в недавнем интервью английский футуролог Лиам Янг высказал мнение, что мы находимся пока на очень ранней стадии развития самоорганизованных систем, которые позволили бы осуществить смену не только географии производства, но и самих производственных отношений.

© playthecity.nl

В качестве ответа на сложившуюся ситуацию возник ряд инициатив, которые отслеживают и анализируют подобные процессы, а также предлагают собственные методы изучения их влияния на различные сегменты современной городской среды и критического потенциала ее обитателей. Так, в 2008 году группа дизайнеров, ученых и художников из TReCThe Responsive City разработала платформу Play the City. Ее смысл заключается в специальных играх, ориентированных на воспроизведение различных сценариев городского планирования и дизайна с целью их дальнейшего воплощения в реальных условиях. Как это работает? По мнению разработчиков, для более эффективного моделирования пространства города необходимы общедоступные системы, позволяющие широким массам вносить свой вклад, например, в благоустройство какой-нибудь спорной территории. Используя весь арсенал социальных медиа и симулируя конкретные ситуации, основным генератором идей становятся разношерстные участники, которые не только практикуют различные формы сотрудничества между субъектами, но и создают планы, максимально приближенные к реальности. В данном случае субъектом выступают политики, девелоперы, инвесторы, строительные корпорации, архитекторы, а также малые и средние предприниматели вместе с обеспокоенными горожанами. Играя роли разных субъектов, участники коллективно развивают будущие сценарии путем ведения переговоров, которые обычно проходят в формате живого общения при наличии трехмерной модели района или города. Игра может продолжаться и онлайн. Умение найти баланс между противоборствующими силами и эффективный механизм принятия решений для поставленной проблемы — главный вызов. Таким образом, исследуются и властные отношения между фигурантами, а также методы переустройства их иерархических структур. В подобных ролевых играх есть свой плюс: груз ответственности, дедлайны или обычный риск не оказывают давления на мыслительный процесс. В то же время сам игровой симулятор формирует представление о городе как о самоорганизующейся системе, движущей силой которой может служить определенная группа людей. Создатели Play the City полагают, что обсуждение серьезных проблем в игровой манере может привести к изобретению более прозрачной структуры, которая способна оказаться компетентнее в городских вопросах, чем уже существующие. Скептически настроенный читатель может предположить, что экспериментальная практика внедрения демократичных по своей форме инициатив так и останется на уровне игры, поддерживая лишь иллюзию преобразований. Однако это нисколько не умаляет просветительской миссии подобных ресурсов.

© failedarchitecture.com

Другая группа исследователей в меньшей степени поощряет подобные интерактивные модели, но интересна своим стремлением извлекать из негативного опыта положительный результат. Коллектив Failed Architecture появился в 2010 году, начав с создания блога, посвященного популярным, но провальным архитектурным и градостроительным проектам. Для большинства участников проект не был основным занятием, однако со временем блог разросся до масштабов обширной исследовательской платформы, которая теперь сотрудничает с различными университетами и центрами, работающими в смежной области. Изначально «провал» понимается не только в эстетических или конструктивных категориях, но скорее в политических, экономических и социальных. Именно такого рода обстоятельства и причины в первую очередь интересуют FA. В поле зрения попадают точечные объекты или целые районы, признанные общественностью «недееспособными», пребывающие в заброшенном состоянии или ставшие живым напоминанием допущенных ошибок. Например, это может быть утрата наследия архитектурного модернизма (уничтожение жилого комплекса Lenton Flats в Ноттингеме) или то, как состояние современного рынка трансформирует условия жизни в конкретном регионе (влияние финансового кризиса на градостроительную политику). Стоит отметить, что FA не является общественным движением, которое борется за спасение исторических памятников или городских ансамблей, как «Архнадзор». Участники стремятся сохранять нейтральную позицию по отношению к объекту исследования и не выдвигать оценочных суждений. Кто-то может усмотреть в этом главный недостаток подобной деятельности: пассивное принятие обстоятельств. Однако FA видит свою миссию в повышении общественного самосознания касательно того, в каком социально-экономическом поле сегодня функционируют архитектура и градостроительство.

Любопытно, что объединяющим фактором для такого рода активности оказывается поиск ответа на вопрос: кому сегодня «принадлежит» город и на чьих плечах лежит ответственность за его успешное развитие? В контексте последних событий, связанных с массовыми выступлениями в Стамбуле (там же, где осенью пройдет биеннале, посвященная переосмыслению публичного пространства), эти вопросы кажутся более чем злободневными. Однако приведенные здесь в пример блоги и ресурсы не являются орудием радикальных политических преобразований (во всяком случае, пока), скорее в контексте развития современных методов обустройства городской среды они представляют собой способы репрезентации прозрачных связей и структур, которые актуализируются посредством новых коммуникативных технологий. Пока, скорее всего, дефектность нынешней демократической системы, которая свойственна многим странам, будет еще одной преградой для того, чтобы подобный коллективный разум оказался способным выживать в сегодняшних условиях и эффективно себя реализовывал.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё