Филипп Миронов

Instrumenti: «Грядут перемены на русской поп-сцене»

Instrumenti: «Грядут перемены на русской поп-сцене»

Главная экспортная поп-группа Латвии готова быть «дуэтом двух ботаников» ради обширного русского рынка и преданных русских поклонников


Поп-дуэт Instrumenti, в котором Шипси Шипкевиц поет и играет на клавишных, а Рейнси Сеянс поет и играет на барабанах, — один из наиболее перспективных молодых музпроектов Латвии, ожесточенно покоряющий сейчас Европу. У себя дома «Инструменты» — уже вполне себе звезды. Выпустив в 2011-м дебютный альбом «Tru», они собрали крупнейший крытый зал Риги — восьмитысячный хоккейный стадион Arena Riga, и вы прямо сейчас можете убедиться, что это был очень хороший концерт — и по качеству шоу, и по атмосфере:


В эту пятницу, 26 апреля, Instrumenti дают первый сольный московский концерт — в крошечном клубе-магазине Oldich. До этого они уже выступали — вместе с группой Brainstorm и, ни много ни мало, в гигантском Stadium Live на разогреве у Kasabian. Воспользовавшись поводом, COLTA.RU списалась с Шипси и Рейнси.

© Instrumenti

 
— Несмотря на то что Прибалтика всегда имела особое положение в Союзе, ряд вещей мы наверняка разделяем. Что вам больше всего запомнилось из нашего общего советского детства?

— Нам 30 и 27 лет, так что детство по большому счету у нас было такое же, как у наших сверстников в России. Мы, конечно же, смотрели «Ну, погоди!», Чебурашка глубоко в нашем сердце, каждый вечер ложились спать под «Спокойной ночи, малыши!». И эти бочки с квасом на колесах, которые стояли на улицах... Такое не забудешь.

— У Рейнси классическое музыкальное образование. Когда вы учились, планировали заниматься поп-музыкой или рисовали себе академическую карьеру?

— Шипси учился на дирижера, а Рейнси изучал ударные. Правда, он прирожденный барабанщик — кажется, родился прямо с барабанными палочками. Некоторое время Шипси действительно дирижировал женским хором. Потом немного успел поработать спортивным фотографом. На самом деле наш детско-юношеский репертуар был очень широк. Мы пели в хоре, участвовали в акапельном ансамбле Cosmos и ряде других проектов, которые выступали и в камерных театрах, и в Национальном театре, и в Рижской опере, и на гигантских стадионах. Исполняли все — от ораторий Генделя до фолк-песен, от кавер-версий мировых шлягеров до каких-то экспериментальных электронных номеров. Познакомились мы, как раз будучи участниками Cosmos.

— Почему вы стартовали в качестве анонимной группы — выступали в масках панд, не называли имен? А потом неожиданно открылись.

— Ключевой причиной было то, что в то время мы все еще активно выступали с Cosmos, и поскольку музыка Instrumenti очень сильно отличалась от того, что мы пели с ансамблем, то решили поиграть в маскарад. Не хотелось, чтобы аудитория сравнивала Cosmos и Instrumenti. Мы развлекались, придумывая какие-то мифы и легенды про себя; никто не знал, кто в действительности скрывается под масками. Мы радостно дурили менеджеров лейблов, которых прекрасно знали, выдумывали фантастические детали наших биографий и поддерживали интригу до последнего времени. Нам хотелось, чтобы окружающие судили только о наших песнях вне зависимости от того, кем они сделаны и чем мы раньше занимались. Было прикольно. Потом надоело. Поэтому мы решили снять маски. Вот и все.

Instrumenti — «Don't Hold Onto Me»


— Насколько вы сами чувствуете себя прибалтийской группой? Или, может, вы рассматриваете себя в рамках более обширной северной (или скандинавской) волны?

— Наверное, ответ покажется заученным, но мы никогда не задумывались о том, как нам бы хотелось звучать. Но, разумеется, так или иначе в музыке Instrumenti нашли отражение черты той музыки, что мы сами слушаем. Да и комментарии по поводу саунда и стиля Instrumenti разнятся. В Латвии говорят, что мы типичные латыши. В Западной Европе нас причисляют к северной волне. А скандинавам нравится считать, что мы воплощаем собой балтийский подход в музыке.

— А что насчет определения «хипстерская группа»?

— Мы не против. Мы также не возражаем, если нас будут называть поп-группой, электронно-экспериментальной группой или даже дуэтом двух ботаников. Как вам угодно...

— Несмотря на то что вы играете свой первый сольный концерт в Москве, вы довольно часто сюда наведываетесь. Какое у вас впечатление о русской музыкальной сцене?

— Да, мы много раз были в России со своими предыдущими проектами, но с каждым приездом открываем для себя что-то новое. Ну да, все знают «Мумий Тролль», «Би-2» и Земфиру, но за последние два года у вас появилась также масса интересных инди-групп. Вообще, похоже, грядут перемены на русской поп-сцене.

Если у вас появляется русский фанат, то он будет любить вашу музыку и следить за тем, что вы делаете, до самого конца.

— Говорят, среди ваших фанов есть немало знаменитостей — бывший менеджер Pink Floyd Питер Дженнер, например, исландцы Sigur Ros...

— …а еще Мика. Мы выступали на разогреве его концерта в Arena Riga и подарили ему диск после саундчека. Так наша пластинка неустанно звучала в его гримерке перед концертом. Потом он вышел послушать нас на разогрев, выучив уже к этому моменту слова наших песен. Потом нам рассказывали, что он продолжал слушать Instrumenti, пока ехал на следующий концерт в Таллин. Нам очень лестно, что среди наших поклонников числится отличный американский композитор Нико Мули, который работал с Бьорк и Филипом Глассом. Он помогал нам с аранжировками для альбома «Tru» и исполнил в нем пару номеров на фортепьяно. Мы неплохо подружились с ребятами из Muse после их шоу в Риге, и дико приятно, что Доминик Ховард (ударник Muse. — Ред.) в курсе, кто такие Instrumenti.

— А какие впечатления у вас остались от встречи с Kasabian, перед которыми вы выступали в Москве?

— Было отлично! Но больше всего нас удивило место: нам сказали, что концерт пройдет в некоем новом, не самом большом московском клубе. И когда мы увидели этот Stadium — арену не то на семь, не то на восемь тысяч человек, — осознали, как ошиблись в ожиданиях относительно масштабов. Удивительна была реакция публики: обычно разогревающий состав никому не нравится, а под нас в Москве все пели и танцевали — было приятно.

— Как вы в принципе оцениваете свои перспективы у нас в стране? Удастся ли вам потеснить Brainstorm, которая считается главной прибалтийской группой?

— По сравнению с балтийскими странами русский рынок настолько обширен, что, кажется, там все найдут себе слушателей. Мы неоднократно выступали у вас с Brainstorm, когда еще носили маски панд, — у них много фанатов в России, и это классно. Что мы заметили, так это то, что русские поклонники любят артистов гораздо глубже, чем у нас на родине. Они прямо себя посвящают любимой группе. Так что если у вас появляется русский фанат, то он будет любить вашу музыку и следить за тем, что вы делаете, до самого конца.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё