Сергей Гуськов

Переключая каналы

Переключая каналы

СЕРГЕЙ ГУСЬКОВ узнал самое главное о выставке «Украинские новости»


В варшавском центре современного искусства «Уяздовский замок» проходит представительная выставка украинских художников. «Украинские новости» — это, как назвала их критик Оксана Баршинова, «попытка “сверить часы”», то есть показать, что такое украинское искусство сейчас, но «хотя своим названием выставка отсылает ко всему свежему и злободневному, она содержит значительную ретроспективную часть». На выставке действительно представлены разные поколения: Анатолий Белов, Евгения Белорусец, Вова Воротнев, Ксения Гнилицкая, Александр Гнилицкий, Олег Голосий, Игорь Дюрич, Анна Звягинцева, Никита Кадан, Жанна Кадырова, Алевтина Кахидзе, Владимир Кузнецов, Александр Курмаз, Василий Лозинский, Максим Мамсиков, Виктор Марущенко, Роман Минин, Борис Михайлов, Лада Наконечная, Игорь Подольчак, Тарас Полатайко, Николай Ридный, Арсен Савадов, Андрей Сагайдаковский, Леся Хоменко, а также художественные и кураторские объединения: «Группа предметов», «Р.Э.П.», SOSka, «Худсовет» и Центр визуальной культуры. СЕРГЕЙ ГУСЬКОВ поговорил с некоторыми из участников выставки.

© Анна Звягинцева

— Участвовали ли вы до этого в выставках в Польше — в том же Уяздовском замке или Музее современного искусства в Варшаве? Если да, то какие впечатления от прошлых выставок? Были ли благодаря прежнему опыту взаимодействия с польскими институциями определенные ожидания от нынешней выставки? Насколько они подтвердились?

Вова Воротнев: В Польше у меня было больше знаковых проектов, чем на Украине. Если учесть, что польский язык для меня как второй родной, поскольку я вырос на украинско-польской границе, я иногда даже в шутку говорю, что я польский художник. Правда, до 2011 года я занимался в основном субкультурным искусством граффити, если хотите — «стрит-артом». В связи с этим у меня было несколько выставок в Варшаве и Вроцлаве, и в этих же городах я реализовал ряд муралей на фасадах домов. Выставка в замке тем не менее стала первой репрезентацией в Польше моих новых практик, не связанных с субкультурной деятельностью и публичным искусством, в контексте которых меня привыкли видеть.

Организация выставки Ukrainian News, да и сама выставка имели ряд проблем. Из-за задержек, связанных с логистикой работ художников старшего поколения, экспозиционная неясность оставалась вплоть до последнего дня. Непонятно было, что куда вешать и хватит ли места на то, что запланировано. Мне совершенно не ясен смысл участия старших украинских художников со старыми работами в выставке под названием «Украинские новости». Очевидно, на бюрократическом уровне за молодым искусством не признается самостоятельность и самодостаточность — и/или это связано со спекуляцией на мнимых связях между поколениями в украинском современном искусстве. Понятно также, что это все плоды «влияния» институциональных соорганизаторов с нашей стороны.

© Анна Звягинцева

Леся Хоменко: Вместе с художественной группой «Р.Э.П.», членом которой я являюсь, в Уяздовском замке мы делали проект (2006) и перформанс (2008). Также сотрудничали с «Захентой» — национальной галереей в Варшаве. Кроме Варшавы у нас тесные отношения с муниципальной галереей «Арсенал» в Белостоке и галереей «Фаит» в Кракове. Также Люблин, Катовице и другие города — Польша прекрасна тем, что искусство не локализировано в столице, а по всей стране есть мощные институции и фестивали. Надо сказать, что мы как группа «Р.Э.П.» даже курировали довольно большую выставку молодого украинского искусства в Белостоцком Арсенале в 2007 году. Это была выставка о самоорганизованных низовых художественных инициативах — «Проект сообществ», — которую мы вначале делали в Киеве, а затем уже в Польше. Но это был взгляд изнутри на актуальную в то время ситуацию, самих себя, в то время как «Украинские новости» — сфокусированное исследование локальной ситуации извне.

Если говорить о сотрудничестве, то «Украинские новости» имели сложную логистику, поскольку это партнерский проект украинских и польских институций: Уяздовский замок, Польский институт в Киеве, Национальный художественный украинский музей, Мыстецкий Арсенал, «Я-галерея» в Киеве, также адвайзеры — Анна Лазар, Олеся Островская-Лютая. Этот бюрократический аспект для меня тем интереснее, что на выставке представлена низовая художественная самоорганизация: группы «Р.Э.П.» и SOSka, «Худсовет» (кураторская платформа, включающая художников, кураторов, архитекторов, политических активистов, переводчиков, дизайнеров, публицистов. — Ред.), ЦВК (Центр визуальной культуры, первоначально созданный при Национальном университете «Киево-Могилянская академия» в 2008 году; выставочная и исследовательская платформа в Киеве. — Ред.). Это как два разных полюса, между которыми уже размещены собственно подтемы выставки: медийная политика, память, гендер, урбанистическое пространство, «голая жизнь».

© Анна Звягинцева

Александр Бурлака («Группа предметов»): До этого в выставках в Польше участия не принимал. Знал, что в Уяздовском замке за последние пару лет были выставки ребят из «Р.Э.П.», Никиты Кадана, а Лада Наконечная и ранее Стас Волязловский были в резиденции; незадолго до открытия «Новостей» открылись выставки Яси Хоменко и Гамлета Зиньковского в лаборатории «Захенты». Но кое-какой контакт был и до этого: Польский институт в Киеве регулярно что-то устраивает; как часть «Группы предметов» сотрудничал с архитекторами из варшавского бюро Centrala и кураторами из замка во время Арсенале-2012 в Киеве (первая биеннале, проводимая в столице Украины. — Ред.). В 2011-м на ежегодной урбанистической программе Warszawa w Budowie вместе с Алексеем Радинским читали доклад по спортивным объектам к Евро (чемпионат Европы по футболу, который проводился одновременно с Арсенале в Киеве и других городах Украины. — Ред.) параллельно с подготовкой олимпийских объектов в Киеве-80. И, учитывая вышеперечисленное, было ощущение, что в Варшаве есть все то, чего не хватает у нас: профессиональные и независимые институции, государственное или коммунальное финансирование, интересные темы.

— В анонсе выставки в ArtUkraine была использована формулировка «Все украинское современное искусство в Варшаве», из которой редакторы позже изъяли первое слово, поскольку первоначальный заголовок стал объектом шуток в социальных сетях. Но все же сколько правды в этом гротескном заголовке? Ведь не секрет, что в Польше активно показывается современное украинское искусство, есть долгосрочные выставочные программы. Это случайность или украинские институции не делают того, что должны были бы, и за них современное украинское искусство поддерживают польские музеи и фонды?

Хоменко: Несколько лет назад в Киеве, в Мыстецком Арсенале, прошла выставка Independent, где на огромной выставочной площади действительно было показано все украинское современное искусство. А «Украинские новости» — это очень избирательное авторское повествование. Привычная для Украины иерархия здесь нарушена: «титаны» украинского искусства скорее создают исторический контекст для молодых, а часть художников или явлений, которые на Украине пока остаются маргинальными, существующими в немногочисленных нонпрофитных пространствах, на этой выставке оказывается в ситуации тяжеловесной музейной репрезентации.

© Анна Звягинцева

Польша действительно заинтересована в украинском искусстве. Польские институции ушли далеко вперед по сравнению с украинскими. Культура там является важнейшей стратегической нишей государственной политики. К тому же в Польше особенно трепетное отношение к традиции памяти, архивации — поэтому я не удивлюсь, если в Польше украинское искусство будет описано полнее и основательнее, чем у нас.

Бурлака: Украинские институции действительно не делают того, что должны были бы, и действительно современное украинское искусство иногда поддерживают польские музеи и фонды. Прежде всего потому, что таких институций у нас катастрофически мало. Но, конечно, «все украинское современное искусство» — это скорее страсть к красивым заголовкам, чем анализ выставки.

© Анна Звягинцева

— Уже в течение нескольких лет Украина переживает бурные социальные и политические изменения, внимание мировых СМИ приковано к событиям в стране. Название выставки «Украинские новости» подсказывает, что на искусство смотрят сквозь ту же медийную призму. Как широкой публике в Польше представляют украинское искусство? Через инфоповоды: Украина — это там, где Виктор Янукович, партия «Свобода», Юлия Тимошенко, а искусство идет довеском к этому контексту — или как-то иначе?

Хоменко: Я вначале опасалась, что «Украинские новости» окажутся созвучными этому взгляду через западную медийную призму. Но в результате подбора художников и композиции работ в экспозиции стало очевидно, что на украинскую актуальность не надета «шапка» западного взгляда, а напротив, была дана возможность раскрыться тому, что для нашего локального контекста было крайне важным. Не было, по крайней мере, каких-то однозначных оценок в том или ином направлении, скорее была показана противоречивость.

© Анна Звягинцева

Бурлака: Да, инфоповоды оказываются ярче и важнее, чем любое искусство. Хотя также Василь Черепанин около полугода в Krytyka Polityczna читал курс о современной культуре в прошлом году. Но «новости» «Украинских новостей» в замке — это скорее news feed соцсети, чем, например, Gazeta Wyborcza (польское издание, где, в частности, была рецензия на выставку. — Ред.): какие-то ссылки, общие темы, приватные вещи и расшеренные события. Я так понимаю, для куратора основным впечатлением была история вокруг Гостиного двора в Киеве, с которой он случайно познакомился во время Арсенале: приватизация памятника градостроительства в центре города, переоборудование под шопинг-молл под видом реконструкции и развернувшаяся в связи с этим общественно-художественная кампания, которая возникла в образовавшемся публичном пространстве в Гостином дворе на время подготовки к строительству — возникла как либертарная, феминистская и стала в конце концов откровенно фашистской.

© Анна Звягинцева

Воротнев (ответил сразу на два вопроса): Как раз проблема и заключается в том, что проект не может претендовать ни на энциклопедическую панораму украинского искусства, ни на репрезентацию некоего комплиментарного фрагмента сцены. Что касается украинских проектов в Польше, то их достаточно много. Но не настолько много, чтобы можно было говорить о некой осведомленности польского зрителя относительно украинского искусства. Как правило, польская аудитория проявляет живой интерес к политическим событиям на Украине, а искусство выступает неким поводом для поднятия этой «любимой польской темы».

© Анна Звягинцева

В этом плане украинскому молодому искусству нужно сопротивляться навязываниям на два фронта. С одной стороны, попыткам инструментализации со стороны отечественных институций, фабрикации ими компромисса в местном контексте и выхолащиванию неудобных, проблемных и конфликтных зон; с другой стороны — проекциям западных институций, аксессуарности искусства по отношению к их геополитическому интересу и редукции актуальности к стереотипной проблематике, связанной с Украиной.


P.S.: Характер современных СМИ таков, что, в общем, их мало интересует специфика той сферы, о которой рассказывается. Не обязательно выезжать на место, чтобы рассказать о происходящем. Можно получить сотни лайков и тысячи просмотров, не вникая в суть дела, — проверено: чем меньше знаком с обстоятельствами и участниками, тем успешнее результат, а если знаком, то нужно остраниться каким-либо образом. Главное — дергать за ниточки «острых вопросов», которые существуют помимо «инфоповодов». Нет ничего манипулятивнее, чем «хорошие журналистские материалы». Вместо нюансов и тончайших переходов нас, журналистов, интересуют магистральные, проторенные ходы — а как же! Впрочем, огромное количество информации, включая мельчайшие детали, вбрасывается в свободный доступ, так что можно сделать определенные выводы. Однако и сами мероприятия создаются диалогически: организаторы заранее прогнозируют, что могут о них написать, и продумывают свои концепции с учетом такого неизбежного фактора, как пресса. С той же задней мыслью создаются даже посты в социальных сетях. В общем, нет «пострадавшей» стороны, все признают эти правила игры.

© Анна Звягинцева

Честно говоря, не знаю, о чем думал куратор Марек Гождевский, когда придумывал проект «Украинские новости». Но, увидев анонс большой выставки украинских художников в Варшаве с таким названием, я сразу же подумал, что будет, во-первых, про актуальное в самом сиюминутном смысле, а во-вторых, про Украину, как ее видят в Польше через всю ту же медийную призму. Если одновременно реализовать эти два условия, то получится очень популярная, но бессмысленная и слабая выставка (ровно то же самое случится, если вместо Украины и Польши будут другие страны). Это меня не на шутку испугало, так как в списке участников я увидел имена знакомых и друзей. Я посмотрел немногочисленные публикации и расспросил знакомых, ни разу при этом, что характерно, не подумав, что по-хорошему надо съездить в Варшаву и посмотреть самому (конечно, надо). Узнав — тоже, кстати, дистанционно, но от людей, чьему мнению доверяю, — что выставку не подогнали под набор стереотипов, я решил, что это нужно сделать постфактум, и задал нескольким участникам самые банальные и острые вопросы (это одно и то же), не относящиеся к содержанию выставки. Меня заверили, что мои сомнения — это лишь мое воображение. Простите, дорогие художники, я не со зла, но это было необходимо. Художники — надо отдать им должное — поддались не на все провокации и ответили действительно интересно и по делу.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё