Сергей Гуськов

Антония Алампи: «Мы реагируем на контекст, в котором существуем»

Антония Алампи: «Мы реагируем на контекст, в котором существуем»

Художественная инициатива в самом центре непотухшей «арабской весны»

 
Для европейских культурных институций последние годы были неблагоприятны, бюджетные сокращения повлекли за собой структурные изменения и переориентацию художественных инициатив на другие регионы. В частности, все большую роль стал играть Ближний Восток. Социальные потрясения и революционная волна не только не отпугнули художников и кураторов, но наоборот — привлекли их в регион. Молодые выпускники голландского De Appel или художники из постсоветской Восточной и Центральной Европы с большим энтузиазмом включаются в работу микроскопических сообществ и самоорганизованных институций, не то чтобы сильно заметных извне региона, но действительно важных, поскольку работают они в самом сердце ожившей истории. Одна из кураторов египетского независимого культурного центра Beirut in Cairo Антония Алампи рассказала COLTA.RU об интернациональной египетской сцене и о том, чем их художественная инициатива занимается в Каире, где уже второй год не утихает «арабская весна».

© Colta.ru

Beirut in Cairo: Антония Алампи, Сара Рифки, Йенс Майер-Роте

— Почему вы назвали центр современного искусства, который находится в Каире, «Бейрут»? В чем его смысл?

— «Бейрут» действительно находится в Каире и расположен в вилле, построенной в 1940-х годах в округе Агоуза, где сегодня сконцентрировано много выставочных пространств, офисов, студий, есть библиотека. У нас есть несколько объяснений, почему выбор пал на это название. Некоторые связаны с полубиографическими событиями, с удачными или случайными совпадениями. Сыграли роль и поэтические аллюзии: «Бейрут, Бейрут» — это роман, написанный Соналлой Ибрагимом, в котором есть просто великолепные пассажи. К тому же в Каире случилась предопределившая дальнейшую деятельность встреча основателей «Бейрута», которые на тот момент планировали оказаться в Бейруте настоящем. Безусловно, сам город Бейрут окружен различными мифами, связанными с пониманием его как места воплощения желаний и сказочного изобилия. И мы не против, что название вводит в заблуждение и происходит путаница. Основываясь на вере в то, что перемены сначала необходимо вообразить, чтобы затем уже претворить в жизнь, мы предпочитаем воспринимать «Бейрут» как место провозглашения различных идей. Мы расцениваем процесс институционального строительства как кураторскую практику в том смысле, что постоянно пытаемся мыслить за пределами установленных рамок искусства. Мы приглашаем к сотрудничеству в наших междисциплинарных проектах людей из разных профессиональных сфер (кино, журналистика, музыка). «Бейрут» также сильно связан с реализацией профессионального потенциала: у каждого из трех кураторов в нашей команде имеется свой особый опыт, полученный в разных точках мира. Для нас кураторство — это не только способ восприятия и понимания отношений между произведением, пространством, публикой и поставленными вопросами, но также эксперимент с методологическими подходами и рабочим процессом.

© Beirut

Beirut, outside view, 2012

— Так чем вы там все-таки занимаетесь?

— На данном этапе Египет переживает стремительные политические преобразования, находится в переходном состоянии. «Бейрут» пытается быть местом, где можно артикулировать и реагировать на подобные вызовы современности с позиции искусства. Мы проводим выставки, семинары, воркшопы, круглые столы и кинопоказы, занимаемся издательской деятельностью, создаем платформу для обсуждений. Наши двери открыты как для местной, так и для международной аудитории. Мы приглашаем к сотрудничеству художников и институции — местные, из Египта, из других стран Ближнего Востока и со всего мира, которые реализуют проекты в самых разных областях (кино, литература, танец, искусство, музыка), посвященные проблемам экономики, политики, образования, экологии и искусства. У нас есть резиденции для художников, кураторов и критиков. «Бейрут» является частью сети открытых библиотек по искусству «Руфуф», под нашей же крышей располагается CIRCA (Cairo International Resource Center for Art) — организация, которая занимается исследованием правовой, финансовой и политической истории ключевых художественных пространств и поиском новых способов поддержать искусство и художников и добиться большей автономии для них.

— Насколько сильно «Бейрут» зависит в выборе тем от ситуации в Египте?

— Действительно, мы реагируем на контекст, в котором существуем. В этом смысле наша программа включает несколько составляющих. Она разделена на сезоны, которые открываются связкой взаимодополняющих вопросов, в дальнейшем раскрывающихся посредством ряда мероприятий. В то время как выставки и семинары обычно планируются заранее, наши дискуссии нацелены на поддержание непосредственной реакции на события, настроения и контекст, которые нас окружают.

© Beirut

Labour in a Single Shot, Cairo 2012, factory visit in Alexandria

— Но ведь наверняка еще существует такая вещь, как локальная художественная сцена...

— Да. Местная арт-сцена относительно небольшая для города в 9 миллионов жителей (или 18 миллионов, если считать всю агломерацию), однако в то же время она очень сплоченная, сильная и яркая. Здесь отсутствует какая-либо помощь со стороны государства, нет даже художественной академии. Поэтому те, кто становятся художниками, — обычно страстно увлеченные люди, интересующиеся искусством. Тем не менее некоторые люди изучали искусство в университетах, но немногие из них решили продолжить идти по этому пути после выпуска. Египетская сцена интернациональна по своей сути, так как многие художники и деятели культуры прибыли из самых разных стран или живут — а некоторые и преподают — здесь на временной основе. Мы же никак не зависим от египетского государства. Нас спонсируют совершенно другие структуры.

— Какие же?

Основным источником финансирования являются FFAI (Foundation for Arts Initiatives) и Townhouse Gallery (независимое, некоммерческое выставочное пространство в Каире. Ред.). Остальные финансовые источники зависят от конкретных проектов. Мы сотрудничаем с Гете-институтом в Каире и Александрии, а также с Британским советом в Египте и Cultural Institut d'Egypte (Французский культурный центр. — Ред.).

Как вы распределили функции внутри организации?

— Сара Рифки и Йенс Майер-Роте — соучредители и содиректоры. Они основали «Бейрут» в 2012 году, а в октябре была запущена уже первая программа. В сентябре они объявили об открытой вакансии на должность сокуратора, и тогда я стала членом команды. В 2013 году в качестве консультанта присоединился Мухаммед Абдалла и Хабиба Эффат — как офис-менеджер. Решения, связанные с кураторской практикой, принимаются коллективно, в горизонтальном, неиерархическом ключе. В принципе, сотрудничество и сотворчество является ядром программной политики институции. Мы практически живем вместе. У нас две квартиры в том же здании, одну из которых мы делим с людьми, принимающими участие в наших программах. Как вы видите, мы живем в несколько стесненных обстоятельствах.

Courtesy of the artist and Beirut

Rana Hamadeh, Al Karantina, 2013. Lecture-performance, approx 45 min. Part of 'The Magic of the State' at Beirut, Cairo, 7 March, 2013

— Кто ваша аудитория?

— Для формирования аудитории требуется время, а мы взаимодействуем с искусством на разных уровнях, с разных дисциплинарных позиций, таких, как журналистика, политология, антропология, кинематограф, музыка и т.д. Также мы сотрудничаем с другими институциями, не обязательно специализирующимися только на современном искусстве. Если изначально большая часть зрителей была мотивирована интересом к искусству, то сейчас круг интересов расширился. На мой взгляд, нам удается привлекать людей, которые ранее никак не взаимодействовали с современным искусством. Например, одним из проектов, непосредственно затрагивающих проблематику взаимодействия с широкой публикой, было сотрудничество с изданием Egypt Independent, английской версией Al-Masry Al-Youm. Художникам было предложено два раза в неделю придумывать работы для газеты по ключевым проблемам, затронутым в выпуске.

— Расскажите о международном сотрудничестве.

— Мы заинтересованы в сотрудничестве не только с определенными художниками и культурными деятелями, но и с институциями или журналами. Мы уже сотрудничали с Cinémathèque и Contemporary Image Collective в рамках воркшопа Labour in a Single Shot, проведенного Харуном Фароки и Антье Эман и сопровождавшегося показом фильма «Как мы видим» и дискуссиями. На данный момент мы работаем над «Магией государства». Это будут выставка и издательский проект, которые будут реализованы в Каире и Лондоне совместно с Lisson Gallery. В апреле планируется семинар «Что такое институция?», который будет проведен совместно с португальским Kunsthalle Lissabon и центром современного искусства Derry-Londonderry из Северной Ирландии. И на этом мы не собираемся останавливаться.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё