Александр Великанов

«Вот живешь ты в Кирове и думаешь: “Ну и жопа!”»

«Вот живешь ты в Кирове и думаешь: “Ну и жопа!”»

Что такое Red Bull Music Academy и почему она необходима российским электронным музыкантам


Red Bull Music Academy — это программа маркетинговых событий, инициированная и спонсируемая австрийским производителем безалкогольных тонизирующих напитков. Проще говоря, это глобальная реклама газировки и вместе с тем одна из немногих промокампаний, не только стимулирующих продажи, но и имеющих положительный социальный и культурный эффект.

Red Bull Music Academy посвящена электронной музыке, причем не только ее мейнстриму, но и андерграунду. Центральное мероприятие этой программы — ежегодный творческий лагерь, в котором собираются молодые электронные музыканты со всего мира: слушают именитых лекторов, получают новые знания и связи, обмениваются опытом и просто тусуются. В этом году лагерь разобьют в Нью-Йорке, и по случаю 15-летия его программа будет необычайно насыщена событиями.

© Red Bull Music Academy

В России качественные образовательные проекты, ориентированные на электронную музыку, отсутствуют, и на этом фоне RBMA выглядит взаправдашней академией, в которой молодые музыканты могут получить и практические знания, и — что ценнее — контакты в индустрии. Это хорошая первая ступень для международного старта, которой воспользовались уже многие наши заметные электронные музыканты.

На этой неделе в Санкт-Петербурге пройдет мини-версия академии — Red Bull Music Academy Bass Camp, в которой примут участие 20 музыкантов из разных уголков страны. По этому поводу мы попросили российских участников RBMA разных лет описать свой личный опыт участия и не пренебречь советами.

 

Илья РАССКАЗОВ, Headz.FM

Год участия: 2004-й, Рим

Я оказался на RBMA, наверное, так же, как и все остальные, — подал заявку с диджейским миксом и неожиданно для себя получил приглашение. Я имел неплохое представление о том, что такое RBMA и какие люди принимают участие, и, собственно, идея подать заявку появилась после того, как я понял: то, что я делаю, в музыкальном плане очень близко тому, что происходит в стенах академии. Это было уже девять лет назад, в то время там творился полнейший андерграунд — и это было просто замечательно.

RBMA уделяет много внимания тому, чтобы максимально задокументировать и передать происходящее через сайт в интернете и с помощью промо-дисков, которые при желании можно легко найти. Поэтому можно сказать, что я имел неплохое представление о сути происходящего. Но в реальности все оказалось даже еще круче и душевнее. Все-таки видеть все со стороны и участвовать в происходящем — разные вещи.

С одной стороны стойки местный повар подбрасывал вверх круги теста для пиццы, с другой — возможно, лучший тёрнтаблист мировой сцены жонглировал пластинками.

Две недели, проведенные на RBMA в Риме, сейчас слились в одно большое яркое пятно — знакомства с интереснейшими и талантливейшими людьми, лекции, студийные занятия, вечеринки, прогулки по городу. Самые сумасшедшие моменты — пьяные поползновения искупаться в фонтане Треви ранним солнечным утром и прощальный ужин в пиццерии, где гвоздем программы был сет Лукаса Cut Chemist: с одной стороны стойки местный повар подбрасывал вверх круги теста для пиццы, с другой — возможно, лучший тёрнтаблист мировой сцены жонглировал пластинками.

Наверное, в смысле теоретических познаний я мог бы вынести для себя гораздо больше, но поскольку я диджей, а не студийный продюсер, я не всегда мог использовать богатые технические возможности лагеря. Но я могу точно сказать, что то, что происходило в академии в целом, вывело меня на новый уровень восприятия музыки и диджеинга.

Поездка на RBMA была важна для меня прежде всего в том плане, что я вообще не бросил профессиональные занятия музыкой и продолжил делать то, что делаю. Я познакомился с замечательными музыкантами и диджеями, чье творчество было и по-прежнему остается очень важным для меня: некоторые из них впоследствии стали нашими добрыми друзьями и гостями мероприятий Headz.FM в Москве. Как музыкальному журналисту, поездка на RBMA также была очень важна и интересна мне: наблюдать и слушать, как работают профессионалы своего дела в этой области, — тоже бесценный опыт.

© Red Bull Music Academy

Будущим участникам я бы посоветовал более серьезно относиться к происходящему. На академии присутствует большой соблазн просто тусоваться и получать удовольствие от окружающей атмосферы. Имеет смысл четко представлять, что ты хочешь вынести из происходящего для себя лично в профессиональном плане. Если такое понимание есть, то это главное. Еще я бы посоветовал быть проще и адекватнее воспринимать себя.

Ближайшие планы

Я по-прежнему продолжаю свою деятельность в рамках проекта Headz.FM — это создание радиопрограммы и подкастов, проведение клубных мероприятий и концертов. Среди ближайших планов в этой области — большая вечеринка, посвященная 15-летию берлинского лейбла Sonar Kollektiv, которая пройдет 6 апреля в клубе «Правда» в Москве. Есть планы и в области создания собственной музыки. Надеюсь, жизнь позволит их осуществить.

 

Дмитрий «Японец» УСТИНОВ, Taras 3000

Год участия: 2008-й, Барселона

Про RBMA мне рассказали друзья: Нина Кравиц тогда вошла в список от России, и я три года подряд отправлял заявку, каждый раз — в последний день подачи. На третий меня выбрали.

Если честно, я не ожидал, что будет настолько круто. Мы жили в отличном отеле в центре Барселоны, и каждое утро нас везли в идеально удобную студию с тоннами оборудования, едой и всем, что нужно музыканту, чтобы заниматься творчеством и учиться, включая отличную компанию.

Если бы мне предложили прожить так не две недели, а десять лет, не задумываясь, согласился бы.

Самое яркое воспоминание о времени, проведенном на Red Bull Music Academy, — это, наверное, спонтанные джем-сейшены, в которых принимали участие практически все, кто проходил мимо и мог держать в руках инструмент. Особенно мне нравилось играть с Оммасом, он теперь получил «Грэмми» за альбом Фрэнка Оушена. Оммас крутой.

Польза от RBMA гигантская. Для начала — огромный прилив вдохновения. Во вторую очередь — возможность быстро «закрыть дыры» в неизученных вопросах, попробовать то, что никогда не удавалось попробовать, и спросить то, о чем никогда не удавалось спросить. Не буду перечислять технические моменты, главное для меня было наблюдать за процессом других со стороны. Для меня было открытием, что большинство музыкантов, чьими работами я восхищаюсь, на самом деле делают все очень спонтанно, часто вообще не зная, что они делают и что получится в итоге. Также из общения с остальными участниками бросилось в глаза, что Россия — совсем не такая ужасная для творчества страна, как я в то время отчего-то считал. После академии я сильно поменял к этому отношение — со стороны стали видны очень многие возможности, которые мы здесь просто не привыкли замечать и ценить. Ну и контакты — они бесценны.

На сегодняшний день человек, всерьез решивший заняться обучением музыке в России, может либо самоотверженно закрыться дома с интернетом, либо уезжать из страны — мест, где действительно учат важным вещам, нет.

По сути, единственная область, которая сейчас «закрыта» в образовании, — это курсы использования нового «софта». Нет творческих школ. Почти нет мест, где дают музыкальную базу — сольфеджио, ритмику, гармонию. Современная композиция «at larg нигде не преподается — везде учат пользоваться композиторскими шаблонами трех-, пяти-, десяти- или пятидесятилетней давности и определенного направления. Очень мало краткосрочных программ.

Для меня было открытием, что большинство музыкантов, чьими работами я восхищаюсь, на самом деле делают все очень спонтанно, часто вообще не зная, что они делают и что получится в итоге.

Чудовищный перевес синтетической музыки очень определенного, узкого свойства — этакий «promodj-эффект». Практически электронная музыка рассматривается в полной изоляции от всего остального музыкального универсума, что кажется мне крайне вредоносным. Ушла традиция «кружков» и «клубов» — они очень важны для воспитания и общения музыкантов, выработки направления и обмена идеями и опытом. Не хватает воркшопов, которые стали организовывать потихоньку представители остальных творческих дисциплин. Опытные и состоявшиеся музыканты тоже особенно не имеют места, куда можно прийти за «повышением квалификации». В конце концов, не хватает просто места, где люди могли бы общаться — музыкальная тусовка пока выглядит гораздо более разрозненной, чем у тех же дизайнеров или архитекторов. Нам бы не помешала своя ежегодная музыкальная академия в нескольких крупных городах. Очень бы не помешала.

Поэтому мой совет будущим участникам: общайтесь. Как можно больше. Со всеми. Заводите новых друзей. Ходите на все гиги. Наплюйте на свое плохое знание языка и стеснение. Вокруг академии крутится очень много отличных людей, которые искренне любят то, что делают. Даже водители на RBMA имеют музыкальный бэкграунд. Джемуйте. Самые ценные знания — как потом понимаешь — получаешь не из лекций, а из маленьких спонтанных разговоров и участия в чужих проектах: это раскрывает тебя с неожиданной стороны.

Академия — ваш шанс, как говорится, reinvent yourself, две недели абсолютной свободы для экспериментов. Такой шанс может еще не скоро представиться.

Ближайшие планы

Занимаюсь прожектерством — пытаемся с товарищами по цеху решать проблемы с музыкальным образованием в России (мы, кстати, очень заинтересованы в единомышленниках на данном этапе, так что пишите нам, как говорится). Также много занимаюсь музыкой, пишу, много гастролирую, хотя главный фокус сейчас все равно на самообразовании — чудовищно не хватает знаний и опыта для вещей, которые я хочу делать.

 

Евгений ГАВРИЛОВ, Dyad

Год участия: 2008-й, Барселона

Примерно за год до того, как отправить заявку, услышал от знакомых, что инфосессии RBMA проходят в Новосибирске, почитал в интернете, что это такое, и решил обязательно попробовать. А попал как обычно: заполнил анкету, записал свою музыку на диск и отправил. Через несколько месяцев получил письмо, в содержание которого даже не сразу поверил: там было написано, что меня ждут осенью в Канаде. Но попал я на RBMA не в Торонто, а в следующем году в Барселону, потому что канадскую визу не получил ни один из участников из СНГ в том году.

Пообщавшись с ребятами, которые там побывали, я понял, что процесс будет не совсем учебным и лекций (в классическом понимании) с семинарами ждать не стоит, в чем и убедился по приезде. Ты приезжаешь и погружаешься в общение с ребятами из других стран, которые, как и ты, любят музыку, посещаешь лекции людей, чьи альбомы ты заслушал в плеере, это то, что хочется пережить еще раз!

Нам бы не помешала своя ежегодная музыкальная академия в нескольких крупных городах.

После RBMA мне захотелось заниматься музыкой еще больше, чем раньше. Я увидел, что музыканты во всем мире живут такой же жизнью и сталкиваются с теми же проблемами. С некоторыми «одноклассниками» я общаюсь и сейчас, некоторые из них делали ремиксы на треки моей группы FPRF, да и просто здорово иметь друзей в любом уголке Земли.

Мне кажется, RBMA — не столько образовательный проект (хотя там можно приобрести много полезных практических и теоретических знаний), сколько площадка, объединяющая музыкантов со всего мира. Наверное, многим музыкантам просто не хватает технических знаний, чтобы быть самодостаточными в студии, но, я думаю, такие знания можно при желании приобрести и у нас в стране.

Будущим участникам RBMA я бы посоветовал: не спать! Дома выспитесь!

Ближайшие планы

Мы с группой FPRF наконец выпустили альбом и начали писать новый материал, параллельно записываю сольные треки (надеюсь, скоро накопится на полноценный релиз) и неспешно работаю над еще парой музыкальных проектов.

 

Роман ЦЕПЕЛЕВ, Illuminated Faces

Год участия: 2008-й, Барселона

Я ничего не слышал про академию до этого. Друзья в Нижнем сказали: будет инфосессия, заполни анкету и приезжай с демо-диском. Я так и сделал — и меня выбрали.

Я никак не представлял работу RBMA. Мне было не до того: я сильно радовался. Но, наверное, это и плохо. Если б я меньше времени потратил на радости и больше на подготовку к академии (язык, например, подучил) — провел бы там время с большей пользой.

Теоретических знаний я получил очень мало. Я, конечно, слушал внимательно, но, знаете, все эти вечеринки и пьянки как-то не настраивали на учебный процесс. Мы с большим усердием заучивали, как будет «травка» по-испански. И еще для меня стало большим открытием, что у всех начинающих музыкантов проблемы одни и те же. Не важно, из какой ты страны: всех ребят, с которыми я там познакомился, можно было назвать единомышленниками во всем. Уж не знаю, как так Red Bull подбирает участников, но мы все были там как старые друзья или, на крайний случай, как хорошие знакомые. Обсуждали проблемы эквализации и секса сразу с двумя девушками. И все эти вдохновляющие истории лекторов! Вот живешь ты в Кирове и думаешь: «Ну и жопа!» — а тут вдруг тебе показывают, что где-то есть место, где все работает по нормальным законам, и сразу появляется вера.

Основная проблема России в том, что нормальной музыкальной индустрии нет. Она в зачаточном состоянии. У нас не хватает образовательных проектов для музыкальных менеджеров и юристов. Менеджеров вообще мало. Тем, кто решится такие проекты организовывать, могу посоветовать только одно — учиться у Запада. Вот я читал книжку Дональда Пассмана «Все о музыкальном бизнесе». Хорошая книжка. Но к России никакого отношения не имеет.

Ближайшие планы

Сейчас я закончил третий альбом, занимаюсь планом релиза и подготовкой сингла для него. Этим летом я со своим живым составом выступаю на Казантипе, будут и по России выступления — диджей-сеты.


Как попасть на Red Bull Music Academy

Предыдущий материал Оборона Кижей
Следующий материал Литературные охотнорядцы
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё