Линор Горалик
26 февраля 2013 Colta Specials Комментарии ()

Новые сериалы: сюжеты и тренды

Новые сериалы: сюжеты и тренды

Краткий гид ЛИНОР ГОРАЛИК по пяти новым драмам сезона

Попробуем раз в две недели говорить о том, что происходит с сериалами и в сериалах, — не столько в формате обзора, сколько в формате краткого гида по значительным событиям дискретных воображаемых миров. Для первого выпуска — пять новых драм сезона (и проявляющиеся в них тренды).


The Americans («Американцы»)

Простая американская семейная пара с двумя маленькими детьми оказывается спящей ячейкой КГБ. Колеблющийся он, несгибаемая она, двое маленьких янки, которых, кажется, ждет большой сюрприз. Брак по заданию партии, старомодно перерастающий в хрупкую любовь по прошествии пятнадцати лет. Все люди, у всех слабости и нежности. Империя Зла коварно расправляет отброшенные щупальца в жирном, но чувствительном брюхе Империи Добра. В одну серию влезает примерно три ночных кошмара Яна Флеминга, задремавшего под монолог Ежи Леца. Создатель сериала Джо Вайсберг опирался в работе на записки Василия Митрохина и на беседы с бывшими агентами КГБ — о чем дал довольно подробное интервью Time.

© FX:Frank Ockenfels

Snapshots. Русская шпионка прокалывает уши своей американской дочери на кухне — вместо того чтобы вести ее в mall. Марго Мартиндейл играет безжалостную кагэбэшницу в чинах. В багажник олдсмобиля помещаются две канистры бензина, детская коляска и труп советского шпиона. Кери Расселл показывается в трусах и лифчике. Фраза «Я лучше умру, чем предам Родину» произносится всерьез и звучит убедительно — oh, wait.

Тренд. Шпионы — это, ребята, новые вампиры: стартовали три или четыре шпионских сериала параллельно. Во всех герои восстают из политических могил и жадно хлюпают застоявшейся кровью Родины.

 
The Following («Последователи»)

С одной стороны, серийный убийца — тема мясистая, сочная и неуедаемая. С другой стороны — гонка за новыми приправами для этой темы ведется уже лет двести. «Последователи» — вполне, кажется, обаятельная попытка: а вот бы серийные убийцы создали собственную сеть (хочется сказать — «социальную») и начали действовать организованно. Если «Криминальные умы» представляют собой в чистом виде садистическую порнографию с интеллектуальным уклоном (в хорошем смысле всех четырех слов), то тут все про душу, душу, душу. И про нервы, нервы. Лидер сети — профессор литературы, специалист по Э.А. По (о-о). Ощущение, что проф. по По понимает про По меньше Википедии, немножко утомляет — зато умной публике предлагаются перевязанные бантиком выщипки из старого доброго «Ворона», а также многочисленные примеры запретной любви (в пределах возраста согласия — прости, Эдгар). Еще приятно, что иногда хорошие ребята немножко ломят плохим ребятам, а иногда наоборот. Освежает.

© 20th Century Fox

Snapshots. Двое серийных убийц нежно зовут с собой в душ третьего (пока неудавшегося) серийного убийцу, приговаривая: «Милый, мы в тебя верим». Эмма Хилл показывается в трусах и лифчике. Маленький мальчик не хочет убивать мимимышку, хотя ему настоятельно рекомендуют. Некоторое количество фан-арта, созданного последователями лидера, напоминает умеренно удачные работы Адольфа Вёльфли.

Тренд. Тексты на экране. Нынешний просвещенный зритель умеет не только пялиться в картинки, но и читать буквы, — да, любой зритель, а не только обитатель далекой-далекой галактики. Эсэмэски, чаты, документы выводятся на экран, и не ждите, что герои будут изумленным голосом бормотать их вслух, пока вы стоите к ним спиной и мажете свой наглый бутерброд.

 
House of Cards («Карточный домик»)

Политический сериал для обсессивно-компульсивных зрителей, любящих рассказывать, что пасьянс — это на самом деле очаровательная алгоритмическая головоломка. Кевин Спейси играет политического психопата, которому не дали игрушку — и за это он решил весь игрушечный магазин спалить, продавцов оттрахать, а себя назначить директором. Очень красивые повороты длинного, сложного интеллектуального пасьянса, от которых у обсессивно-компульсивного зрителя случается приятное тепло внизу живота. От этих поворотов зрителя, увы, иногда отвлекает тот факт, что представители политической верхушки разговаривают друг с другом в манере, напоминающей бессмертного электрика и «раскаленное олово падает на голову твоему товарищу». Зато некрасивые девочки играют красивых девочек, а это всегда красиво. Кстати, не показывайте «КД» маленьким журналисткам: если героини Newsroom вдохновляли их на то, чтобы нести миру свет, добро и правду, то представительницы здешней прессы могут вдохновить их только на ад, промискуитет и инцестуальные фантазии при исполнении служебных обязанностей.

© Melinda Sue Gordon

Snapshots. Герой Кевина Спейси впервые в жизни пользуется тренажером — опять. Кейт Мара показывается в трусах и без лифчика. Несколько сентенций о супружестве, которые мы не станем цитировать здесь, чтобы завтра они не заполнили, увитые котиками, весь «ВКонтактик». Фраза «Мы же демократы, мы должны бороться за права людей!» произносится всерьез и звучит убедительно — oh, wait.

Тренд. Четвертая стена разрушается у нас на глазах. Спейси напрямую беседует со зрителем, главный герой «Дома лжи» напрямую беседует со зрителем, у «Молодого доктора» за спиной немолодой нарратор. Хотя душераздирающую сцену из сериала Skins — главный герой, умирая, совершенно внезапно начинает петь «Oh Baby Baby It's a Wild World», обращаясь к зрителю, — пока что никто не переплюнул.

 
House of Lies («Дом лжи»)

Сериал про бизнес-консультирование, упакованное так, чтобы зрителю было весело: сплошь сумасшедшие клиенты и бодрое разводилово. Если не слушать того, что говорится собственно о бизнесе, — отличный, живой, плотный нарратив. Персонажи — трогательные бизнес-хипстеры, такие прекрасные и совершенные, что начинаешь думать: это уже даже не барокко, а рококо, последний, перенасыщенный красотою всхлип целой эпохи. Главный бизнес-хипстер при этом много думает о душе, а также о сыне — юном одаренном транссексуале. Ложится, словом, на образ целевой аудитории, как насыщенный серум на щеку, подвергшуюся первым признакам старения.

© Showtime

Snapshots. Полный ненависти безудержный секс между бывшими супругами. Эпизод, где Мэтт Деймон играет редкостного говнюка Мэтта Деймона: «Я хочу, чтобы у меня был такой же благотворительный проект, как у этого гада Клуни, только с вот такенными сиськами». Доун Оливьери показывается без трусов и без лифчика. Бесконечная смена платьиц, мужских и женских.

Тренд. Dirty talk в большом количестве. «Дом лжи» довел искусство говорить двусмысленности до совершенства, но не отстают «Карточный домик», «Скандал», «Управление гневом» и другие. Чем меньше картинок можно показывать на экране в прайм-тайм, тем чаще сценаристам приходится виртуозно работать языком.

 
Cult («Культ»)

Сериал про сериал про сериал про то, насколько серьезно мы относимся к качественным сериалам. Реально. Сериал под названием «Культ» посвящен сериалу под названием «Культ» (про тоталитарную секту, а не про то, про что нам бы хотелось, но все равно хорошо). Поклонники «Культа» (т.е. культа «Культа») уверены, что сериал «Культ» — это на самом деле совершенно другой сериал «Культ», подающий им страшные знаки от имени некоего культа. Обсессивно-компульсивные зрители, опять же, болезненно насладятся; урок сериала Lost усвоен и переплюнут — иногда кажется, что «Культ» целиком состоит из фансервиса. С точки зрения нарратива — плотная история с загадочными маньяками и пропадающими людьми. Четыре загадочные смерти в первом эпизоде. Сопродюсеры — не то, чем они кажутся. Словом, все как мы любим.

© Cate Cameron

Snapshots. Фраза «Впрочем, иногда эти штуки просто отскакивают», обещающая стать мемом. Шанс, что когда-нибудь Алона Таль покажется в трусах и лифчике (хотя бы). Возможность гадать, почему у такого маньячески устроенного сериала такая неизобретательная промо-кампания: не хотят ли короли фансервиса продвигать сериал исключительно за счет fan labor — то есть усилиями самих фанатов (как это делают создатели того сериала, про который сериал).

Тренд. Cериалы про сериалы. Параллельно идут The Kroll Show («Шоу Кролла»), дошучивающее недошученные шутки про жанр «реалити», и Reality Show («Реалити-шоу») — угадайте, про что. Есть еще News Watchers («Новостная аудитория») — про новостное шоу, хотя это скорее из когорты «Шестидесяти секунд» и Newsroom. Но, так или иначе, если до сих пор вас тошнило от кино про кино, искусства про искусство, поэзии про поэзию и литературы про литературу — получайте.

Предыдущий материал Выходит новый роман Пелевина
Следующий материал Выхода нет
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё