Татьяна Симакова

Назад к мусору

Назад к мусору

Что такое русский джук и русский трэп? ТАТЬЯНА СИМАКОВА описывает, откуда растет электронная музыка русского гетто


Музыкальные жанры возникают на субкультурной основе — новый звук приходит вместе с отличным от других взглядом на мир, иной визуальной эстетикой и манерой одеваться. Широкополосный интернет и доступность музыкального оборудования уравняли возможности молодых российских музыкантов и их западных коллег в создании музыки. Многие наши молодые музыканты играют так, как будто они живут в Берлине, Лондоне или Бруклине, самые старательные из них — например, Pompeya, Tesla Boy и On-The-Go — ничем не выдают своего происхождения. Однако в последнее время в России стали появляться ориентированные на «актуальный», «модный» звук музыканты, которые не стыдятся цвета своего паспорта; используя западные методы и жанры, они черпают свое вдохновение в российском «мусоре» — той самой неприглядной и стыдной реальности, «бытности-самобытности», которой до сих пор у молодых было принято не замечать. Потому они звучат не в пример интереснее.

Новая российская электроника визуально тесно связана с «русским бедным» гетто-стилем, самый яркий образец которого мы находим на странице DJ Vtgnike. Можно предположить, что чернозем периферийной жизни здесь подан с таким большим вниманием, чтобы компенсировать его недостаток на официальных каналах — долгое время эта часть жизни удостаивалась рефлексии только на уровне программы «Чрезвычайное происшествие». Это, конечно, похоже на невроз — жить в России, игнорируя все ее «некультурные» проявления и делая вид, что киоски с шаурмой и обои с цветами — не про нас. Диджей Винтажнайк (так произносится аббревиатура Vtgnike) пошел от противного. Народный дизайн, вечные ковры, тюль и стенки в интерьерах российских квартир, смешные нацисты, изобретательные бомжи, пятидесятилетние женщины в манящих позах, кое-как взрослеющие подростки, русские игры со смертью, дикие сценки из жизни — весь этот трэш вдруг вышел через социальные сети из коллективного подсознания на поверхность, обретя свою образность и значимость. Это реальность газет типа «Мир криминала» и «СПИД-инфо» — Россия Неизбежная. Ее можно отрицать, как делают музыканты, ориентированные на английский язык и западный продакшн, либо относиться к ней как к части собственного опыта и использовать этот опыт в творчестве.

© Colta.ru

Характерно, что Vtgnike не только создал один из самых популярных и осознанных тумблер-блогов в российском сегменте, но и заново открыл для широкой публики наследие отечественной поп-музыки: его альбом «Суета небытия» о том, что попса, как и одинаковая мебель из ДСП, — общая часть опыта каждого россиянина. Винтажнайк тасовал, как колоду карт, эстраду, дешевый R'n'B, романсы, прибавил скорости, добавил баса — и смешал пресловутую русскую напевность с западным танцевальным ритмом. Смешение получилось не механическим, как в случае с витчхаус-истерикой, а вполне органичным. Да что там, это был лучший электронный альбом последнего времени.

После него воздух российской электроники изменился, будто в душном подвале вдруг открылось окно. Проще говоря, молодые музыканты перестали стесняться своих корней и осознали, что их подростковые дискотеки под песни группы «Гости из будущего» как опыт ничем не проигрывают аналогичным тусовкам в Чикаго или Детройте. Как поет еще одна самобытная группа «Бутырка», запахло весной.

Новые продюсеры работают с российской реальностью западными приемами: русский джук и нуар-поп по-разному рефлексируют на тему наследия российской поп-культуры, вапорвейв поэтизирует звуки телеэфиров прошлого, трэп соединяет дабстеп с хип-хопом и шансоном, скви заново изобретает советский фанк.


Русский джук

Juke — жанр электронной музыки, зародившийся в конце 90-х годов в недрах чикагского гетто для сопровождения танцевальных состязаний, под который участники очень быстро перебирали ногами — это называлось «футворк». Для него характерен быстрый темп, зацикленные по кругу сэмплы, гипнотический ритм драм-машины и глубокие синтетические басы. В русской музыке тустеп появляется уже не впервые — его элементы использовали, например, ранние «Гости из будущего».

В прошлом году на лейбле Guerrilla Records вышел EP dj azamat'a — человека с подозрительно экзотическими биографией и фамилией. Незаметно смешивая сэмплы из саундтреков к «Улицам разбитых фонарей» и «Сталкеру», он тем самым утверждает, что в музыке, как и в жизни, нет высоких и низких жанров — они полноценно сосуществуют и дополняют друг друга. Последняя композиция мини-альбома «Novo-Sadovaya» — самая хитовая — полностью склеена из сэмплов песни полузабытой девчачьей группы «Лето», что только добавляет ей шарма.

Молодые музыканты перестали стесняться своих корней и осознали, что их подростковые дискотеки под песни группы «Гости из будущего» как опыт ничем не проигрывают аналогичным тусовкам в Чикаго или Детройте.

Чтобы как-то обозначить эту тенденцию, Азамат объединил усилия с питерским диджеем Глебом Raumskaya, так возникло русское гетто-комьюнити «Береза».

Аккаунт на SoundCloud с первым миксом получил неожиданно много респектов, в том числе, например, от модной рэперши Kreayshawn. В ближайшее время «Береза» выпускает «в свет интернета» первую компиляцию с треками от Vtgnike, Gillepsy, Koloah, Tronical, Munguugnum, Malefique, Aleph и др.

Dj azamat: «Пытаться копировать чикагский саунд — тупиковый вариант развития, да это в любом случае и не получится. В России продюсеры знают друг друга, все на виду. И вот независимо друг от друга многие начали применять забугорные методы к русскому поп-наследию. Я не знаю, чем это объяснить».

Глеб Raumskaya: «Я, как и многие, вырос, слушая сборники “Союза”. Песни “Руки вверх” и “Иванушек” никогда не выходили из головы. И я просто решил попробовать сделать что-то с этими искренними юношескими эмоциями. Попытка сделать смешное несмешным. Это не шутки — это реинкарнация. “Береза” — это комьюнити, а возможно, в дальнейшем и лейбл, основная идея которого — желание вернуть родные голоса на танцпол, но уже в новом ракурсе.

Это возможность сделать что-то свое. Что-то искреннее. Что-то, что смогут слушать не только футворкеры. Это Россия нашими глазами. Думаю, на зарубежных танцполах странный русский язык будет особенно отлично звучать».

 
Нуар-поп

Москвич, скрывающийся под именем Haapa, делает изобретательные нежные ремиксы на главных классиков советского романтического мейнстрима — Сергея Челобанова и раннего Владимира Преснякова. Бьорн Берглунд из Thieves Like Us в своем интервью LAM метко охарактеризовал подобную музыку как «80-е и 90-е, запертые вместе в темной комнате». Секс здесь обязательно соседствует со смертью, а sensual zurbagan сменяется отчаянными возгласами пилотов падающего самолета. Самым ярким примером жанра стал альбом «Поп-проблемы» Насти Вакуум, в котором она заново открывает нам Лику Стар и забытую Лену Борисову. Нуар-поп воплощает собой ощущения 14—15-летних подростков, с тревогой обнаруживающих собственное взросление и новые возможности своего тела, которое может не только любить, но и умирать.

DJ Haapа: «Звук на стыке психоделического рока и сладкой музыки порнотизера нашел как-то интуитивно, снял его с поверхности своих ощущений. Вообще я использую то, что попадается мне под руки, и выходит так, что в каждом следующем треке у меня новый инструмент, который вынуждает меня искать новые подходы к звукозаписи. Переговоры пилотов — задний план трека “dva ABSOLUTa”, иностранцами он не считается, но для них есть передний план, который не проседает. Мне важен максимальный эффект, достигнутый минимальными, но правильно приложенными усилиями».

«Тогда я начал задумываться, что так может звучать настоящая мужицкая музыка».

 
Вапорвейв

Это музыка эпохи глобального потребления технологий. Еще вчера они были передовыми, а сегодня смотрятся памятником ретро-футуризма: компакт-диски, видеомагнитофоны, телевизоры с кинескопами, первые компьютеры. В России все эти радости жизни стали символом новой, несоветской жизни, поэтому были так нужны и желанны. Кроме того, для нового поколения музыкантов вышедшие из обращения бытовые приборы оказались едва ли не главным воспоминанием детства, а звук, сопровождающий их работу, — бесконечным источником вдохновения.

Среди разнообразных безымянных проектов в этом жанре хочется отметить, пожалуй, BitterTV.

BitterTV: «Мне нравится идея передачи невидимого сигнала в специальные прямоугольные коробки почти в каждом доме. Это ритуальная связь экранов информационным потоком. И еще в детстве телик был классным развлечением. Раньше для жанрового обозначения я использовал многосложное название modern ritual chillout. Я пытался описать нечто монотонное, гипнотизирующее, неосязаемое, спрятанное между помех на одной из частот вещания ТВ. Я представляю себе какой-то сценарий на экране и пытаюсь его восстановить в звучании».


Трэп

Слово «trap» значит «ловушка», так жители Атланты называют свой город и взгляд на мир. Ощущение, очень хорошо известное россиянам. Трэп — это сочетание всех самых дешевых способов воздействия на публику: гангста-рэп с похабными рифмами про секс и траву здесь легко сочетается с бростепом и другой басовой электроникой. Самый смешной и классный трек в жанре трэпа на русском языке создал DJ ZONA, смешав эстетику гоп-шансона, хип-хопа и «модной» басовой музыки, которая по вечерам доносится из «приор» с низкой посадкой.

«Деньги. Шлюхи. Пони»

DJ ZONA: «В моих треках больше шансона влияние, больше души и танца, как мне кажется. Но все-таки я решил немного усовершенствовать старый, проверенный дедами рецепт. Как-то раз я намарафетился и решил поехать в клуб “Солянка” к девчоночке одной, с которой в метро познакомился. Там играл какой-то модный диджей, и я заказал у него за тыщонку Цоя, а потом он согласился делать мне продакшн. Так я и познакомился с Михаилом. В процессе работы я с удовольствием отметил его особый стиль. Мы сразу же сделали клубный хит “Na Party”, который потом несколько раз ставили в какой-то передаче из Реутова. К трэпу я пришел случайно. Впервые услышал его на фестивале Dubstep Planet. И тогда я начал задумываться, что так может звучать настоящая мужицкая музыка».

 
Скви (постфанк)

Советский фанк был достаточно передовой и продвинутой музыкой, интерес к нему до сих пор не угасает — причем больше в зарубежных музыкальных блогах. Его переосмысливает синтетический жанр скви, сочетающий в себе басовую основу фанка и простые синтезаторные мелодии. Главный деятель этого жанра у нас — Женя Dowdy говорит о том, что вдохновился главной темой к тележурналу «Ералаш».

Dowdy: «Фанк в классическом его понимании я разлюбил, трубы заебали, в каждом треке одинаковое настроение какое-то тупое. Фанк — это необоснованный позитив. В скви сохраняется распиздяйский драйв, большой плюс, что это чистая электроника. Музыку я пишу на синтезаторе Microkorg, вдохновляясь всякими трэшовыми российскими видео с YouTube. Даже не знаю, почему все на этой теме сейчас завязаны. Меня все это стало забавлять после переезда в Москву, так как тут чаще с этим трэшем сталкиваешься, например, когда квартиру для съема ищешь — ходишь, смотришь разные квартиры, везде куча старого хлама, стенки из 90-х, какие-то ковры, одним словом, полный пиздец. Чем чаще это видишь, тем смешнее.

Обычно я делаю бит, потом он играет. Может играть два часа и не меняться, потому что я залип на Ютубе. Вообще скви — музыка бездельников, больше всего она напоминает саундтрек из “Ералаша”. Детские впечатления — самые лучшие и незабываемые».

Предыдущий материал Питер Хук снова едет в Россию
Следующий материал Швыдкой: Я свою миссию выполнил
Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё