Анастасия Буцко

Опера из бывшего СССР

Опера из бывшего СССР

АНАСТАСИЯ БУЦКО рассказывает, как была воспринята «Пена дней» Эдисона Денисова, поставленная в Штутгарте

В опере города Штутгарта, на одной из самых влиятельных и прогрессивных музыкальных сцен Германии, в начале декабря состоялась премьера оперы Эдисона Денисова «Пена дней» (на либретто по мотивам одноименного культового романа Бориса Виана).

Событие незаурядно во многих отношениях: музыкально, сценически, но прежде всего политически. Это чуть ли не первый случай, когда значительный немецкий театр берется за оперу, возникшую на территории «советского музыкального пространства» (выражение из брошюры спектакля) во второй половине XX века. Из других примеров на ум приходят только «Лолита» Щедрина в Висбадене (в рамках музыкального фестиваля в 2011 году) и «Абай» классика казахской музыки Ахмета Жубанова, поставленный давеча в Майнингене (главным образом стараниями дирижера Алана Бурибаева). Но Штутгарт — это куда весомее и серьезнее: тут речь идет не о фестивальном эксперименте и не о красочной экзотике. При некотором количестве оптимизма и с учетом последних премьер Штутгарта в постановке «Пены дней» можно усмотреть даже стратегическую установку на ликвидацию «белых пятен» в европейском оперном репертуаре.

© A. Т. Schaefer

«Пена дней» стала первой совместной работой в Штутгарте нового «кокпита» в составе режиссера Йосси Вилера, его верного соавтора и завлита Серджио Морабито, сценографа Йенса Килиана и дирижера Сильвена Камбрелена. Вилер занял свою должность около года назад, Камбрелен — только что. Правда, честности ради следует заметить, что совместный дебют они планировали с новой оперой Марка Андре, но композитор не поспел с сочинением, и премьера Денисова была срочно перенесена с конца сезона в его разгар.

Этот самый разгар — начало декабря — оказался, правда, таким интенсивным в музыкальной жизни Германии, что автор этих строк не смогла добраться до Штутгарта, в чем глубоко раскаивается. Сыграли всего четыре спектакля в сжатый срок. Следующая возможность — аж в конце июля. Поэтому, если будет позволено, мы пока познакомим вас с реакциями немецких коллег на это в высшей степени примечательное событие.

«Удивительно, как Штутгартскому оркестру удается сохранять суверенитет, несмотря на головокружительные стилевые скачки: от прозрачного контрапункта до григорианского хорала, от джаза до мюзикла. Саксофон и электрогитара представлены в оркестре наряду с усиленной ударной группой и колоколами», — пишет почтенный критик Баварского радио Фолькмар Фишер и приходит к выводу: «Штутгартская постановка — лишнее доказательство того, что последние полвека оперной истории могут предложить куда больше, чем мы предполагаем».

Райнхард Брембек, влиятельный критик Süddeutsche Zeitung, видит в постановке проявление незаурядного мужества руководства театра. «Пена дней», по его мнению, — один из верных способов «катапультироваться с занимаемого места». Он видит ряд драматургических недочетов как в тексте Виана, так и в либретто, сократившем 68 эпизодов романа до 14 оперных сцен. «Денисов пишет тяжеловесную музыку, скупо инструментованную и обогащенную цитатами из Дюка Эллингтона, шансона, вагнеровского “Тристана”, церковной музыки и шлягера. Но эта идиоматика авангарда не подходит к абсурдным идеям Виана, что тем более заметно, поскольку музыка не занимает в этом спектакле решительно лидирующей позиции по отношению к тексту. Здесь немножко джаза, тут чуть-чуть Штокхаузена: пасьянс не сходится, а Вилер — не тот режиссер, который с легкой душой может, как его берлинский коллега Барри Коски, из чего угодно сделать мюзик-холл или кабаре».

© A. Т. Schaefer

Солидная Frankfurter Allgemeine выводит родословную «Пены дней» от других «богемных» опер мирового репертуара, начиная с «Травиаты» Верди и «Богемы» Пуччини. Далее, по мнению Герхарда Роде, в родословной музыки прослеживаются «Тристан и Изольда» Вагнера и «Леди Макбет» Шостаковича. Отсутствие интереса к произведению в последние два десятилетия критик объясняет актуальной экономической ситуацией: «В музыке, как и в тексте Виана, содержится известный скепсис, который мог быть не по нутру в “сытые годы”, а сегодня снова оказывается соответствующим духу времени».

Профессиональный журнал отрасли Die Deutsche Bühne («Немецкая сцена») считает произведение, премьера которого состоялась в 1986 году в Париже, «как типично русским, так и типично французским». Кстати, после премьерного показа «Пена дней» ставилась еще трижды: в Перми и в немецких Гельзенкирхене и Мангейме. Со времен последней из постановок прошло более 18 лет.

«Музыка Денисова — прямо-таки образцовый пример того, как наследник Шостаковича может идти абсолютно индивидуальным путем, — пишет рецензент Йоахим Ланге. — Например, развиваясь в направлении западного модерна, впрочем, игнорируя его догмы столь же решительно, как и культурно-политические требования на родине композитора». «Вилер и Камбрелен не препарируют сочинение, как экзотическую бабочку. Они принимают эту музыку всерьез и отпускают ее в свободный полет».

Известный своим злым языком и экстравагантной манерой одеваться Мануэль Бруг из Die Welt на сей раз исполнен доброжелательности, хвалит усердие «археологов от музыки» и в финале своего рекордно длинного текста пишет: «Между вызывающей пародией на Сартра, бодрой современной оперой и мюзиклом Вилер, Морабито и нежно пламенеющий Сильвен Камбрелен создали весьма отрадный оперный вечер. Никакой экзальтации, только точный расчет. Никакой лишней пестроты: сперва яркая, музыка постепенно концептуально “сереет”. Меткий юмор и обаятельные репризы. Восторг публики был наградой постановщикам».

Одним словом, в июле придется отправиться в Штутгарт и поговорить с Сильвеном Камбреленом о его еще юношеском интересе к музыке Денисова, на который он пока только намекнул.

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё