Госзаказ: брать или не брать

Госзаказ: брать или не брать

Виртуальный круглый стол COLTA.RU с участием композиторов АЛЕКСАНДРА МАНОЦКОВА, ОЛЕГА ПАЙБЕРДИНА и ВЛАДИМИРА РАННЕВА

В этом сезоне стало совершенно уже невозможно уклониться от того факта, что современные композиторы не просто есть, а их много, они очень разные, они исповедуют разные эстетические и этические убеждения, принадлежат к разным внутрикомпозиторским сообществам, спорят, дружат, негодуют, иногда не здороваются друг другом и отфренживают друг друга в Фейсбуке. В общем, там внутри идет какая-то невероятно насыщенная жизнь, в которой снаружи трудно разобраться. Чтобы хоть немного разглядеть эту жизнь, COLTA.RU начинает новый проект «Виртуальный круглый стол», композицию которого, не будем это скрывать, она позаимствовала у Дмитрия Курляндского и издаваемого им некогда журнала «Трибуна современной музыки». Алгоритм такой. В каждой серии три композитора отвечают на один вопрос. Потом читают ответы друг друга и реагируют. Потом читают реакции друг друга и подытоживают. Тезис, антитезис, синтез. Композиторы и вопросы, естественно, каждый раз новые.

Тема нашего первого виртуального круглого стола — самая банальная: государственные деньги для поддержки композиторов. То есть гранты, заказы, госпремии. Но в местном, российском варианте она осложняется тем, что возникают сразу два, казалось бы, взаимоисключающих вопроса. С одной стороны, как этих денег от нашего государства добиться? С другой стороны, прилично ли их у «этого» государства брать?

Отвечают Александр Маноцков, Олег Пайбердин, Владимир Раннев.

© Colta.ru

ТЕЗИС

Александр МАНОЦКОВ

У меня двусторонняя позиция: я в отношении самого себя стараюсь, когда получается, быть либертарианцем. То есть для меня вполне возможно без всякого заказа сделать какую-то большую штуку, а потом ее предлагать — или предлагать замысел тем, кто платит не грант, а гонорар, имея в виду на моей вещи как-то заработать. С другой стороны, я понимаю, что есть люди, доказавшие свое право на гранты и госпремии, — мой персональный список доказавших будет отличаться от чьего-то еще (ну и ладно, если мне выпадет распределять бабло, я распределю так, а потом будет чья-то еще очередь, и он распределит иначе), и самого себя я в этом списке вижу далеко не в первых рядах, но если предлагают сделать то-что-я-сам-хочу-а-мне-заплатят, то не отказываюсь. Как добыть деньги — это не ко мне, понятия не имею ))) Прилично ли брать — да их вообще все надо у них отобрать! Неприлично брать в ситуации, когда тебе их персонально дает какая-нибудь дрянь, рассчитывая на что-нибудь, не важно даже, на что. Нельзя брать так, чтобы это повышало «статус» этой дряни. Деньги все равно не дряни лично принадлежат, и все же.

Конечно, важно и за что брать. Тут каждый сам себе ставит рамки. Я, например, не беру денег ни за какую деятельность, не являющуюся композиторской в узком смысле. И в последнее время, так уж вышло, отказался от нескольких киношных «эпохалок», хотя тут нет никакой доктрины, это было просто инстинктивно как-то.

Но, если честно, мне кажется, это все вообще не очень важно. Я вот, бывало, исполнял Филановского и Кнайфеля в каком-нибудь ОГИ, и денег с публики хватало на плацкарт из Питера и обратно и еще на поесть. То есть я бы решал проблемы в такой последовательности, если бы не был сильно занят писанием музыки: отобрать деньги у бандитов, накормить стариков и лечить больных, потом еще много пунктов, а потом посмотреть на уцелевших, несмотря на бескормицу, композеров и подумать, не дать ли им денег )))


Олег ПАЙБЕРДИН

Прилично ли брать деньги у государства? Тогда сразу возникает ответный вопрос: а прилично ли быть гражданином государства, у которого этот гражданин считает неприличным брать деньги? Уж если кто-то посчитает неприличным получать государственную поддержку, то неприлично и быть гражданином этого государства, так? Поэтому считаю, что выделенные государством гранты на поддержку той или иной деятельности можно и нужно использовать в своей творческой деятельности. Здесь вообще не может быть моральной окраски. Если эти деньги выделены законно, то и получать их законно на основании определенных процедур и правил, которые предусматриваются для этого. Другое дело, что тут и возникают проблемы. Существуют ли прозрачные правила рассмотрения заявок по грантам, почему так сложно добраться до информации о них? Непонятно, как работают государственные структуры в этом смысле. Я знаю, что некоторые деятели получают средства «с барской руки», но какова процедура этого получения? Почему именно они, а не другие?


Владимир РАННЕВ

Гранты, заказы, госпремии

Поддержка собственно композиторов — социальная, через союзы композиторов — да, я за. Но в творческом плане нужно поддерживать не композиторов, а конкретные проекты — их заказывать, выделять гранты, премировать на открытой конкурсной основе (как «Инновация» у художников, «Золотая маска» в театре), а не по представлению организаций.

Как этих денег от государства добиться?

Самый эффективный путь — поддерживать проекты коллективов, специализирующихся на исполнении современной музыки. Эти проекты должны оцениваться экспертными советами в Минкульте или в региональных комитетах по культуре. Состав последних должен ежегодно обновляться не менее чем наполовину. В финансировании проектов акцент надо делать на гонорарах композитору и исполнителям, то есть тем, кто «у станка». Опыт показывает, что остальное (дорога, проживание, реклама) легче добыть из альтернативных источников (партнеры по проекту, негосударственные культурные институции и т.д.).

Прилично ли их у «этого» государства брать?

Каким бы «этим» государство ни было, оно распоряжается нашими деньгами. Поэтому главное в данном случае — не у кого (свои же берем), а на что.

© Colta.ru


АНТИТЕЗИС

Александр МАНОЦКОВ

Про конкретные проекты я стопроцентно за — просто в рассмотрении любых проектов имеет значение личность их авторов, все равно же; про акцент на гонорарах тоже соглашусь — очень часто институции, организующие что-нибудь, вовсю пиарятся как создатели события, а авторам музыки никто не платит, и это даже неизвестно слушателям; про обновление составов советов и т.п. — тоже согласен.


Олег ПАЙБЕРДИН

Полностью подписываюсь под словами Владимира Раннева, лучше и не скажешь. Когда есть процедура отбора, ротация экспертов, выбирающих те или иные проекты, тех или иных композиторов, то будут охвачены разные музыкальные направления и удовлетворены широкие интересы композиторов и слушателей.

В последние годы помимо композиторской деятельности занимаюсь организацией проектов на базе созданного мной ГАМ-Ансамбля. Несмотря на определенный опыт в этой деятельности и вовлеченность в этот процесс, я не понимаю и не вижу путей выхода на возможность получения государственной поддержки наших проектов. Я знаю, что некоторые ансамбли периодически получают поддержку в Министерстве культуры РФ, например, на проезд, но для меня совсем непонятно, как это делается, потому что министерство закрыто для таких, как мы, в принципе. Напрямую невозможно туда обратиться, процедуры обращения непрозрачны, на сайте Минкульта нет никакой информации об этом.


Владимир РАННЕВ

Олегу

Понятно, что эффективная схема поддержки проектов сегодня затруднительна, потому что обычный чиновник скажет: «А где тут моя рента?» Ему удобнее работать неэффективно — со «своими» и по правилам, не вполне понятным для остальных. Но раз уж у нас такая тема, то хочу подчеркнуть — я не за гособеспечение, а за господдержку, когда новая музыка не сидит на содержании у Минкульта, а обращается к нему за недостающим финансированием. Например, в Питере многие культурные институции (в том числе негосударственные) рады предоставить ресурсы тем, кто приходит к ним с идеями. Но они не могут взвалить на свои плечи все расходы. Вот тут и наступает очередь грантов Минкульта или комитета по культуре. Схема не новая и давно практикуемая в европейских странах, где государство выступает не патроном, а партнером.

Саше

У меня два возражения. Первое. Не может быть людей, доказавших право на гранты и госпремии, а могут быть деяния людей, претендующие на такое право. За исключением номинаций «за заслуги перед» и «за вклад в». Второе. Это вечная и непростая тема, мол, сначала поможем тем, кому надо очень (нищие, обиженные), а потом тем, кому не очень. Обычно же получается так: как ни помогай первым, их меньше не становится, а до вторых очередь так и не доходит. Но причина нищеты и несправедливости — в убожестве человеческой культуры и как следствие — в соответствующих социальных отношениях. Послевоенные немцы сильно поддерживали культуру в целом и новую музыку в частности как средство разобраться самим с собой и не оказаться вновь в том зверинце, какой они себе устроили до войны. И глядь — вскоре люди стали совсем не такими, как довоенные, и как следствие — исчезли нищета и несправедливость.


СИНТЕЗ

Александр МАНОЦКОВ

Володе

Люди и доказывают право «деяниями», это терминологическая подробность, мне кажется. И я не очень вижу, каким образом отсутствие денег у пенсионеров связано с недостатком «культуры» у тех, кто эти деньги распределяет. Люди, которые придумали газовые камеры, были большими меломанами и ценителями литературы. Они, конечно, считали новое искусство «дегенеративным», тут я соглашусь: существует корреляция между новаторством в искусстве и социальной рефлексией — но эта корреляция была актуальна только в уже ушедшую эпоху, сейчас же «новаторство» прекрасно встроено в консервативную социальную систему. Я имею в виду не устранение «несправедливости» вообще, а простую систему приоритетов, разумеется, при условии, что решения принимают не мерзавцы, как у нас сейчас, а приличные люди — я же именно написал, что «сначала отобрать у бандитов». А тот печальный сценарий, когда и бедным не помогли, и композерам не дали, относится как раз к бандитской ситуации. И главное, мне не кажется, что «убожество культуры» устранимо денежными вливаниями — очень часто как раз наоборот.

Олегу

А потому что сначала надо свергнуть эту власть и установить новую, которая не будет врать и воровать. Министерство культуры, как известно всем артистам, когда-либо ездившим в «минкультовские» гастроли, как и вообще все государственные лавочки, интересуется не культурой, а совершенно другими вещами.

Иначе говоря, мы как бы довоенные немцы, у нас как раз людоедское государство.


Олег ПАЙБЕРДИН

Соглашусь с Владимиром и не соглашусь с Александром. Что значит «имеет значение личность их авторов»? Как раз по такому принципу сейчас все и происходит. Сегодня не смотрят на предлагаемые идеи, а смотрят на людей, предлагающих эти идеи. Если это известный, обвешанный, условно говоря, орденами человек, то под него и дают деньги, если же это просто творческий, профессиональный человек, предложивший продуктивную идею, то ничего он не получит. «Свадебные генералы» нынче как никогда в моде. В таком случае всегда будет закрыта дорога интересным идеям неизвестных творческих личностей. Оценивать же надо не по регалиям, а по выполненным делам и предлагаемым новым проектам: «не может быть людей, доказавших право на гранты, а могут быть деяния людей, претендующие на такое право».

Резюмируя весь разговор, хочу сказать, что у меня, в принципе, вообще нет никаких разногласий с позицией Раннева в понимании вопросов, связанных с устройством системы получения грантов и премий. Видимо, нас здесь объединяет определенный практический опыт в качестве организаторов проектов, который каждый приобрел за последние годы.

Вопрос в другом: кто начнет в Минкульте об этом думать? Ведь пока там никого нет даже на подступах к тому, чтобы сформулировать этот вопрос для себя, не говоря уже о том, чтобы им начать думать об этом.


Владимир РАННЕВ

Трудно что-то резюмировать, когда никто не возражает. Если б Саша и Олег со мной в чем-то не согласились, я бы поспорил, а так — к чему повторяться?

Комментарии пользователей Facebook

новости

ещё